ИнформацияАналитикаПубликацииПроектыЗаконыПерсоныИнвестицииФотоВидео
Стратегия инновационного <br />
развития строительной отрасли <br />
России – мнение ученых
09.02.2015

Стратегия инновационного
развития строительной отрасли
России – мнение ученых

Минстрой России подготовил проект стратегии инновационного развития строительной отрасли Российской Федерации до 2020 года. Проект стратегии ставит цели инновационного развития строительной отрасли. Но инновации сами по себе возникают из ничего.

Создание новых знаний является результатом научных исследований, зачастую многолетних. Создается впечатление, что проект стратегии серьезно недооценивает роль НИР.

И такое отношение к строительной науке сложилось не сегодня. Вот данные о финансировании науки в рамках Федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 г.г., которая имеет прямое отношение к проблеме строительства городов России и реализации указанных задач. (журнал БСТ № 9, 2012)

  2011 2012 2013 2014 2015
НИР и НОКР, млн. руб. 57,3 16 12 7 7

То есть, не увеличение, а снижение в 8 (!) раз и без того микроскопического финансирования научных исследований в 2015 году по сравнению с 2011 годом.

  Любые стратегии развития Российской Федерации и национальные программы,  в том числе и данный проект стратегии, неактуальны, если не будут содержать в качестве главного вектора научно-технический прогресс в строительном секторе через развитие научно-исследовательских работ.

Авторы проекта Стратегии справедливо отмечают трудности инновационного развития строительства. На стр. 67 указано, что « причина инертности строительной отрасли в части восприятия инноваций заключается в отсутствии коммерческого интереса к ним у подавляющего большинства застройщиков, т.к. при благоприятной рыночной конъюнктуре высокая норма прибыли может быть получена и без использования инноваций». Однако, механизмы создания заинтересованности строительных организаций в инновациях остались за рамками текста   «стратегии».

Проект стратегии перенасыщенобщими фразами типа: «обеспечить создание условий…», «расширить применение…», «реализовать мероприятия…», «совершенствовать…» и т.д.

  Главный изъян проекта стратегии: Финансирования НИР и ОКР из бюджетных источников стратегия не предусматривает (стр. 139).

  Но при этом проект стратегии указывает (правда, непонятно кому), что финансирование науки должно быть ориентировано на результат и практические внедрение в строительной отрасли. То есть, о финансировании фундаментальных исследований тем более  речь не  идёт.

  Внебюджетное же финансирование НИР прогнозируется в объеме 220 млн. руб. в год, т.е. весьма и весьма незначительное (220 млн. в год -  это стоимость нескольких крупных тем, не более.). С таким отношением к строительной  науке, а стало быть, и к инновациям, стратегия обещает остаться   реализованной лишь на бумаге.

 

Зарубежный опыт финансирования строительной науки

По некоторым данным, в Японии, при почти 20%-ной доле строительного сектора экономики в ВВП, расходы на НИОКР в строительстве составляют  около  3 млрд. долларов. Затраты на строительную науку в Великобритании составляют 700 млн. долларов, из них 25% из госбюджета.

  Финансирование по государственной линии направляется, главным образом, в исследовательские центры, где концентрируется на приоритетных направлениях.

  Так, в той же Великобритании доля государственного финансирования научных разработок Центра по строительству – BRE (Building Research Establishment)  составляет 70%. Примерно по такой же схеме финансируются французский Центр по строительству – CSTB и финский – VTT. Из 80 миллионов долларов годового финансирования строительной лаборатории Американского  государственного института стандартов (NIST) на частный сектор приходится только 10%.

  Таким образом, роль государства в финансировании НИР в строительстве развитых стран весьма весома.

  Государство в развитых странах стремиться инициировать интерес строительных корпораций к финансированию научных исследований. Например,  американское правительство освободило от налогов расходы на науку, включаемые компаниями в сумму подрядных торгов по государственным заказам. Правительство США намерено и далее предоставлять льготы подобного рода для компаний, финансирующих научные исследования, особенно в части проектов, реализация которых связана с обеспечением безопасности зданий  и сооружений, применением новых технологий и материалов, обеспечивающих их надежность и долговечность.

  Руководители строительного бизнеса должны понимать, что опережение конкурентов может быть осуществлено главным образом через использование научных разработок. Ассигнования на науку у крупных компаний за рубежом непрерывно увеличиваются. Многие из них имеют самостоятельные научные подразделения. Крупные компании за рубежом понимают значение науки для завоевания рынка. Например, только одна транснациональная компания «MAPEI» (строительная химия, сухие смеси, клеи, добавки) имеет лаборатории по всему миру, и тратит на научные исследования 100 млн. (!)  евро ежегодно.

  Важность научного обеспечения развития строительства может быть проиллюстрирована также на примере  плана развития европейского строительство до 2030 года  под названием Европейская строительная платформа – European Construction Technology Platform – ECTP. Особо следует подчеркнуть, что научное обеспечение выполнения  программы ECTP реализуется через  параллельную  программу научно исследовательских работ  – Strategic Research Agenda – SRA. Эта программа установила основные направления развития научных исследований в строительстве до 2030 года.

  Задачи этой программы – внести строительными средствами вклад в достижение целей, стоящих перед Европейским союзом - вывести европейское экономическое сообщество на первое место в мире по уровню инвестиций и модернизации производственных процессов на базе высоких технологий и инноваций, а также создания новых  рабочих мест. Планируется увеличить  общеевропейские  расходы  в целом  на научные исследования (не только строительство) с нынешних 1,95% от ВВП до 3% .

  Европейская строительная платформа ставит своей задачей, через  применение наукоемких технологий, добиться к 2030 году снижения на 30% энергоемкости производства строительных материалов, на 30% снизить объём  изъятия природных ресурсов для их производства, на 40% снизить отходы строительной индустрии, поднять переработку  (рециклирование) строительных отходов до 99% (чтобы в отвалы их направлялось не более 1%). Новые строительные материалы, предлагаемые на рынок, должны быть рециклируемыми на 100%.

  Частью программы ETCP является амбициозная подпрограмма «20/20/20» , означающая, что к 2020 году в Европе в строительном секторе на 20% должно быть снижено потребление энергии, на 20% выбросы углекислого газа, а доля возобновляемых источников энергии  должна составлять в общем объеме энергопотребления не менее 20%. Такие глобальные программы наиболее уместно было бы представить и в данной Стратегии.

 

Еврокоды – не панацея

Проект стратегии инновационного развития российского строительства среди основных затрагивает и вопросы применения Еврокодов - европейских стандартов на проектирование строительных конструкций.

  Введение еврокодов почему-то рассматривается, причем на весьма высоком уровне, как средство применения передовых инновационных технологий и материалов.  Анализ показывает, что это не так, и что дело обстоит намного сложнее. Во-первых, Еврокоды - это нормы лишь на проектирование. Тут явно некоторая терминологическая путаница, когда к Еврокодам относят и стандарты на материалы.

Требования к материалам представлены в стандартах, или как уже принято у нас  их называть - «евростандартах». В  евростандартах имеется ряд новшеств, но они и так используются при пересмотре российских аналогов без всяких указаний «сверху». Необходимость использования зарубежного опыта при разработке стандартов  предписана законом «О техническом регулировании», за исключением  случаев, когда это нецелесообразно «по техническим или технологическим особенностям».   Ряд положений тех же Еврокодов уже  вошли в актуализированные СНиП.

  Как справедливо указано в проекте стратегии, применение Еврокодов в отечественном строительстве в качестве  норм и правил
на проектирование строительных конструкций потребует с учетом требований европейских процедур значительных организационных усилий и финансовых затрат  (помимо тех денег, которые уже потрачены), связанных с необходимостью   выполнения большого объема работ по разработке национальных стандартов, гармонизированных со стандартами EN, поддерживающих  Еврокоды, и перехода на применение в России методов испытаний строительных материалов аналогичных европейским, приобретение новых видов оборудования и/или переналадки отечественного в соответствии с требованиями  европейских стандартов (EN), как тех  на которые имеются ссылки  в «Еврокодах», так и тех на которые эти стандарты взаимосвязанно ссылаются.

  Речь идет, таким образом, фактически  о перспективах полной замены отечественной нормативной базы на европейскую.

Вместе с тем эффект от применения Еврокодов не очевиден, поскольку  материалоемкость конструкций при проектировании по Еврокодам в среднем  не снижается, а при расчете по некоторым Еврокодам (например, Железобетонные конструкции зданий) даже повышается.

  Следует заметить, что  вопросы применения   Еврокодов  в российской практике строительного проектирования обсуждаются уже давно. В 2010г. была принята Программа по гармонизации российской  и  европейской систем нормативных документов в строительстве. Программа предусматривала разработку национальных стандартов и сводов правил (СНиП), с учетом положений европейских стандартов в области строительства, а также организацию научно-исследовательских работ по анализу европейских стандартов на проектирование – Еврокодов с переводом их на русский язык, а также сравнению основных требований Еврокодов с положениями соответствующих российских документов. По данным Минстроя переведены на русский язык и разработаны национальные приложения к ним.

По применению Еврокодов проводятся семинары и конференции ведется обучение специалистов. 4 марта 2014 года прошло заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России в сфере строительства, где также шла речь о гармонизации российских и европейских стандартов в области строительства. Иными словами, проблемы взаимодействия европейской и российской систем нормирования в строительстве  находятся в центре внимания строительной общественности на самых разных уровнях.

  Согласно решениям указанного заседания Совета при Президенте Российской Федерации Минстроем России был подготовлен данный проект стратегии инновационного развития строительной отрасли.   

  Евросоюз однозначно  выступает за применение европейских норм в ряде отраслей российской экономики,  включая строительство. Существует финансируемый Евросоюзом, Проект «Сближение систем технического регулирования и стандартизации ЕС и РФ» № EuropAid (европомощь) 132827/C/SER/RU, www.eu-rf.org.

  Задачей проекта, как указано в преамбуле,  является содействие модернизации российской системы технического регулирования и стандартизации посредством сближения с нормативно-правовой базой и инфраструктурой ЕС. Априори постулируется, что российская система устарела и требуется ее модернизировать путем «сближения». Под сближением однозначно  имеется  в виду «игра в одни ворота», то есть переход российского строительства на евронормы.  Между тем, целесообразность применения   еврокодов оценивается рядом специалистов весьма скептически. (См. например, журнал «Бетон и железобетон» №6, 2014). Есть, правда и апологеты. Недавно в «Строительной газете» промелькнула публикация, где утверждается, что Россия как член Всемирной торговой организации (ВТО) «обязана»(?) применять еврокоды.  Можно возразить, что Россия хоть и член ВТО, но не член Евросоюза и вряд ли в обозримом будущем им станет. Так что никаких обязательств применять евронормы у неё, естественно, нет, особенно в нынешней политической ситуации.

  Минстрой России, как указано в проекте стратегии, считает, что применение Еврокодов в строительстве должно основываться на принципе добровольности и осуществляться по решению инвестора (заказчика строящегося объекта). Остается, правда, не вполне понятным, зачем государство потратило немалые деньги (по оценке, десятки миллионов рублей), на перевод Еврокодов и  разработку национальных приложений, если этими документами будут пользоваться лишь частные инвесторы. Государственный заказчик, наверное, будет обязан пользоваться документами на проектирование, включенными  в перечень обязательных, как обеспечивающих выполнение требований Федерального закона №384 – ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений». Недавно была утверждена Правительством новая редакция этого перечня (постановление от 26.12.2014 №1521).  Но даже, если частный инвестор попробует применить Еврокоды для проектирования объектов, проектная документация на которые подлежит государственной экспертизе, то еще неизвестно, как органы экспертизы  к этому «новшеству» отнесутся при наличии вышеупомянутого обязательного перечня.

  В данном проекте стратегии из всех видов строительства рассматривается лишь жилищное. Полностью отсутствуют другие виды - гражданское, энергетическое, транспортное и др. В таблицах по объемам выпуска не сбалансированы отдельные позиции,  в частности не увязаны между собой объемы производства цемента и железобетона: в 2013 году на производство 27 млн. куб.м сборного железобетона было израсходовано 69,7 млн. тонн цемента. По прогнозу в 2020 году производство сборного железобетона возрастет всего лишь на 10 млн.куб.м, а производство цемента возрастет на 40 млн.т. Явная нестыковка. Очевидно, что и в 2013, и в 2020 годах не учтен расход цемента на производство товарного бетона для монолитных конструкций и кладочных растворов для каменных конструкций. Товарный бетон как вид строительного материала вообще отсутствует во всех таблицах, а он производится в объеме нескольких десятков миллионов кубометров. 

В разделе проекта Стратегии «Международная практика» (приложение 6) практически ничего не говориться о системе организации научных исследований в строительстве. Между тем за рубежом работает и небезуспешно целая сеть научно – исследовательских центров в области строительства. Крупные научно – исследовательские организации  объединены в Международном совете по научным исследованиям и инновациям в строительстве – International Councilfor Researchand Innovationin Buildingand Construction (cibworld. nl), основанном в 1953 году со штаб-квартирой в Амстердаме. Членами Совета являются  более 500 научных организаций строительной отрасли и около 5000 отдельных специалистов многих стран. 

Таким образом, Стратегия поднимает целую группу вопросов дальнейшего развития строительной отрасли и поэтому заслуживает развернутого общественного обсуждения.

 

Алексей Давидюк, доктор  технических наук, заслуженный строитель России,  директор НИИЖБ им А.А.Гвоздева

Юрий Волков, кандидат  технических наук, почетный строитель России, ученый секретарь НИИЖБ им А.А.Гвоздева

Вышел новый номер журнала Строительство!
скачать журнал
нет, спасибо