ИнформацияАналитикаПубликацииПроектыЗаконыПерсоныИнвестицииФотоВидео
Михаил  Викторов: Из региона ярче видны проблемы Федерации
23.10.2015

Михаил Викторов: Из региона ярче видны проблемы Федерации

Советник «Деловой России» Михаил Викторов, год назад назначенный министром строительства Калининградской области, после выборов губернатора решил оставить этот пост, хотя от области отрываться не собирается.

О том, как работалось на посту министра, какие трудности пришлось преодолеть, какие выводы были сделаны, Михаил Викторов рассказал нашему изданию:

- Михаил Юрьевич, Вы поработали на посту министра строительства Калининградской области чуть больше года. Что удалось сделать за этот короткий срок, а главное – какие проблемы Вы для себя открыли и обозначили как главные для регионального уровня?
 - Мне есть, чем отчитаться перед жителями Калининградской области. Мы ударными темпами сдали Театр Эстрады  - сейчас он становится якорным объектом для большого числа конгрессов, встреч и фестивалей. Очистные сооружения Калининграда  - многолетний долгострой! - будут сданы в этом году. Произошел перелом и по объемам реализации федеральных целевых программ (ФЦП): до моего назначения в сентябре 2014 года в области осваивалось 15-16% средств ФЦП, а на момент моего ухода - 45%. А до конца года, мой прогноз, объем освоения будет более 70%. Понятно, что это результат работы не только одного года, но темпы роста объемов – три раза, причем сделано это «старым» составом министерства, без дополнительных сотрудников и подразделений. Я еще раз хочу отметить и поблагодарить всех моих подчиненных, заместителей, руководство УКСа – люди реально работали в 2-3 смены, чтобы выполнить поставленные задачи. Мы очень хорошо работали с Союзом строителей Калининградской области, с региональными СРО, с областным отделением «Деловой России».

Но для того, чтобы двигаться дальше, нужно менять систему. Сейчас главные проблемы по вводу объектов ФЦП сосредоточены в муниципалитетах, и область никаким образом не может на это повлиять. Мы можем только увещевать, просить, рекомендовать и так далее. Требовать – ни в коем случае, наказать – никогда, сразу же вмешивается прокуратура. А муниципалитеты на аукционах выбирают таких подрядчиков, что потом даже не удивляешься, почему качество скверное, а сроки сдачи объекта срываются. Поэтому, по моему мнению, необходимо все функции заказчика по всем областным объектам сконцентрировать на уровень области. Для этого же необходим и областной проектный институт.

Конечно, муниципалитеты такому решению не обрадуются в силу определенной материальной заинтересованности, но наведение порядка и дисциплины просто необходимо. Если до конца года эти решения будут приняты – ситуация с качеством и сроками освоения федеральных средств резко изменится в лучшую сторону.

- Как будут в дальнейшем выстраиваться Ваши отношения с областным Минстроем и губернатором области?
- Я, конечно, не собираюсь отрываться от области, тем более в качестве советника губернатора. В Минстрое все мои заместители на месте, команда очень хорошая и работоспособная. То, что руководитель Управления капитального строительства Амир Кушхов  перешел в кресло министра – тоже очень показательно, поскольку делается ставка на максимальное освоение федеральных средств. Я уверен, что губернатор примет необходимые решения,  и я буду помогать в этом.

Должен отметить, что проблемы с исполнением ФЦП  - это беда не только Калининградской области, но и других регионов. В той же Московской области идут постоянные битвы с муниципальным фильтром. И, к сожалению, на федеральном уровне точно такая же картинка. Поэтому идея создать единого технического заказчика - с целью экономии средств, времени, сокращения административных барьеров и издержек – очень здравая, и сделать это нужно как можно скорее. Потому что при строительстве федеральных объектов, где заказчиками выступают соответствующие федеральные министерства, ситуация складывается тоже довольно скверная.

Например, в регионе нужно построить крупный медицинский центр, цена проекта  - 8-10 млрд. рублей. Решение о финансировании будет принимать Минздрав России. Региону этот объект очень нужен, потому что подобного учреждения в области нет. Власть ищет деньги на проектирование и изыскания, еще ¾ денег дает Федерация. И вроде бы все в порядке, но Минздрав по ходу всех согласований настоятельно «рекомендует» региону взять московского проектировщика. И ладно бы, если бы он был сильный и компетентный – но ничего подобного, идут постоянные сбои, дискуссии, ошибки, нет соответствующих техусловий и согласований, а изменения в проекте, которые должны быть направлены на удешевление проекта, делаются крайне медленно. При этом сам проект очень тяжело проходит экспертизу в Главгосэкспертизе в Москве. А затем эта же ситуация повторяется и с генподрядчиком строительства.

Вот и получается, что слабый проектировщик «встречается» с таким же слабым строителем, появляется кумулятивный эффект, начинаются игры с изменением проекта, доработками, удорожанием строительства на всех крупных стройках. Чтобы это исключить, нужен один руководитель, один управляющий, один заказчик. Понятно, что это мало кому понравится, но ради результата такого единого заказчика нужно создавать. Потому что  - что муниципальная петля на шее госконтрактов, что федеральная – все это приводит к одному: низкому качеству проектирования, срыву сроков, перепроектированию и удорожанию стройки.

Должна быть одна структура, с кого можно спрашивать. Будет она  под Минстроем или Правительством России – это не принципиально, но ситуация назрела, потому что когда каждый рубль на счету, помимо борьбы с коррупцией требуются системные меры и соответствующие управленческие решения. Я за год с лишним работы в этом убедился и намерен эту идею всячески продвигать и защищать.

- Николай Цуканов предложил Вам создать в области проектный институт – это, действительно, необходимый шаг?

- Да, областному правительству нужен свой проектный институт, однако ситуация тут тоже очень непростая. Ко мне в течение всей моей работы приезжали представители почти десятка проектных организаций от Москвы до Вологды – все опытные, у всех есть кадры, но они так и не смогли пробиться через муниципальный фильтр, не смогли выиграть конкурсы, где побеждали «свои», весьма неквалифицированные проектные бюро. Поэтому нужен единый проектный институт на уровне региона. Возможности для этого есть. Это может быть автономное учреждение с коллективом 20-25 человек, на которое выделяется соответствующий бюджет, а на специальные виды проектирования можно нанимать субподрядчиков. Но без централизации функции заказчика функция проектирования работать не будет – это взаимоувязанные вещи.

Должен отметить еще один важный результат, достигнутый в области  - это сокращение административных процедур по выдаче разрешения на строительство. Это долгосрочная тема, которую я начинал еще в Санкт-Петербурге, продолжил на работе в НОСТРОЙ и фактически завершил ее реализацию в конкретном регионе. Мы сократили сроки выдачи с 350 дней до 130, и количество процедур в три раза – до 13. Более того, совместно с муниципалитетами, в первую очередь это город Калининград, перевели эту услугу через предоставление в МФЦ. Застройщики высоко оценили этот результат, и по последним опросам 75% респондентов отметили реальное положительное изменение дел в этой сфере. Хотя есть к чему стремиться и дальше. Мы усилили работу и по оказанию помощи застройщикам при сдаче готовых объектов и подключению  их к сетям. Всем известно, какие проблемы возникают у строительных компаний, даже при полном выполнении всех финансовых обязательств со стороны застройщиков. Эта работа также оказывает пользу и влияет на результат жилищного строительства в регионе.

- Среди Ваших результатов, как мне кажется, можно назвать и достройку домов для обманутых дольщиков…
- Да, дольщики - это тема для России крайне болезненная и нарастающая. Я постарался за время своей работы в Минстрое привнести в нее принципиально новые подходы. С осени прошлого года мы организовали семинары для будущих дольщиков, на которых объясняли им, как снизить их риски при участии в долевом строительстве жилья. Практически еженедельно мы на 3-4 часа собирались с людьми, где разъясняли, как выбирать квартиру, какие документы у застройщика смотреть и так далее.

Потом эта  работа стала расширяться, и ежемесячно у нас в течение нескольких часов шел разговор уже с обманутыми дольщиками.  А это были люди, которых обманули еще в 2006, 2007, 2008 годах. С каждым из них мы разбирались, что можно сделать. Поэтому постепенно накал претензий снизился. Мы усилили пообъектную работу, ускоряя достройку брошенных домов. Поэтому за последний год у нас количество обманутых дольщиков снизилось с 1300 до 830 – это одно из самых существенных снижений за весь период работы.

Далее мы изменили систему контроля для застройщиков. 214-ФЗ дает широкий коридор штрафов – от 5 тысяч до 1 млн рублей - за срыв сроков строительства, нецелевое расходование средств, ошибки в декларациях и др. Те, кто проверял и готовил проекты решений о наложении штрафа, были отделены от тех, кто принимал окончательное решение. Более того, я объявил, что мы проводим семинары-совещания для застройщиков, где объясняем все нюансы 214 закона, разбираем все ошибки - мелкие, технические, объективные и субъективные, за которые мы их штрафуем. Раз в два месяца мы собирали застройщиков и подробно обо всем говорили, но я всегда подчеркивал: за любую ошибку, даже техническую, мы будем наказывать. Дисциплина – основа этого процесса, и мы наказывали всех, без исключения. По моему мнению, дисциплина среди застройщиков существенно повысилась.

Кроме того, мы усилили мониторинг, исходя из данных квартальных отчетов, и увидели «серую полосу» объектов, которые  начинали останавливаться и замораживаться. Здесь тоже приходилось принимать меры, и мы с начала 2015 года предлагали застройщикам, которые строят несколько очередей домов, переводить дольщиков с «дальних» очередей, где здание еще на этапе котлована, на те объекты, которые точно будут достроены. Эту работу мы очень активно проводили в течение всего года, я делал все, что было в моих полномочиях, и кое-где появления новых обманутых дольщиков удалось избежать.

Однако есть ситуации, где областные власти сделать ничего не могут – например, с компанией СУ-155.  Это московская компания, которая учредила «дочку» в Петербурге и начала строить в Калининграде 4 очереди жилых домов. Теперь все 4 очереди резко зависли, и как бы я ни наказывал эту компанию, как бы ни беседовал с руководством, это ничего не меняет. Несколько раз ко мне в минстрой приезжали руководители питерского и московского подразделений СУ-155, но график финансирования строительства они все равно не выполняют. А разговоры о том, что они продают активы в Москве и в Петербурге – это только разговоры, потому что деньги в стройку не идут. Поэтому ситуация с дольщиками СУ-155 серьезно обострилась – а это 500 человек, с которыми я многократно встречался. Но, увы, проблемы СУ-155 не решаются в Калининградской области.

Я дважды обращался в прокуратуру, в УВД и предлагал, поскольку было выявлено нецелевое использование средств, принять положенные по закону меры, вплоть до возбуждения уголовного дела. Но они по подсудности переводят мои заявления в Петербург и в Москву. Ну что тут можно еще сделать?

Поэтому последнее мое предложение, которое дольщики поддержали, - написать соответствующее письмо в Минстрой России и Генпрокуратуру и предложить создать общероссийскую межведомственную рабочую группу, куда должны войти представители Генпрокуратуры, МВД, Минстроя Росси, руководства холдинга СУ-155 и обязательно представители всех регионов, где есть объекты холдинга: один человек от профильного министерства и один представитель дольщиков. И вот на этой группе уже решать, что делать с объектами этой компании. Такое письмо мы написали и отправили в Минстрой России. (От редакции: На заседании Общественного совета Минстроя России 14 октября министр Михаил Мень сообщил о создании специальной рабочей группы по СУ-155, практически в том формате, который был предложен Михаилом Викторовым. 23 октября состоялось первое заседание этой рабочей группы).

Конечно, работу с долевым строительством и его участниками нужно резко усиливать, но у нас все это время очень не хватало людей: нам нужно было представлять дольщиков в судах, и мы представляли и выигрывали, но фактически этим всем занимается всего один человек. По статистике у нас в 2014 году было около 130 застройщиков, в начале 2015 года – уже более 200. В 2014 году было порядка 230 объектов, по которым приходила отчетность, в 2015 году их стало около 400. Качественно это контролировать силами нескольких человек невозможно.

И я очень надеюсь, что министерство строительства Калининградской области по численности и по качеству специалистов все-таки будет усилено, потому что 2016 год будет годом дольщиков, которым нужно будет реально, объективно и много помогать.

И, тем не менее, по итогам 2014 года Калининградская область вышла на первые места по объемам жилищного строительства, построив более 1,1 млн. квадратных метров, опередив Москву, Московскую область и Санкт-Петербург по важному социальному показателю – количество новых квадратных метров на душу населения (1,22). И в 2015 году будут тоже хорошие результаты: уже в сентябре мы перевыполнили годовой план ввода жилья, построив 850 тысяч квадратных метров, а по итогам года можем снова превысить планку миллиона квадратных метров. Министерству строительства Калининградской области есть чем гордиться, и нашему региону, как одному из самых комфортных для проживания, есть чем привлекать россиян и потенциальных инвесторов.

Лариса Поршнева

Вышел новый номер журнала Строительство!
скачать журнал
нет, спасибо