ИнформацияАналитикаПубликацииПроектыЗаконыПерсоныИнвестицииФотоВидео
Есть ли <br />
на стройке <br />
место науке?
15.12.2014
Наука, образование

Есть ли
на стройке
место науке?

Куда развивается российская строительная наука и жива ли она вообще?

Где те центры прикладной и академической мысли, которые двигают вперед российскую строительную отрасль? К чему привела реформа Российской Академии архитектуры и строительных наук (РААСН)? Оказалось, что на все эти вопросы может ответить один человек -  президент РААСН и генеральный директор ОАО «НИЦ «Строительство» Александр Кузьмин.

- Александр Викторович, давайте начнем с прикладной строительной науки. Недавно в НИЦ «Строительство» была утверждена краткосрочная стратегия на 2014-2015 годы. В чем суть этой стратегии и почему выбран такой небольшой срок ее действия?

- Знаете, у НИЦ «Строительство» сейчас один год идет за пять, и это связано с несколькими факторами. Во-первых, я глубоко убежден, что наш Центр готовили под приватизацию и ликвидацию. Поэтому наш лозунг на ближайший год – выживание и укрепление своих позиций, в том числе, с помощью Минстроя и Росимущества.

Кроме того, мы ставим перед собой довольно амбициозные задачи, а некоторые уже и выполнили. Так, НИЦ «Строительство» стал одним из четырех координаторов новой технологической платформы «Строительство и архитектура». Во-вторых, мы добиваемся возвращения НИЦ «Строительство» статуса государственного научного центра Российской Федерации. Сейчас документы уже находятся в Правительстве России. Эти две позиции будет определять нас как лидеров строительной отрасли. Я абсолютно уверен, что НИЦ «Строительство» – лучший на территории СНГ и в области строительных конструкций, и стройматериалов, и механики грунтов. Но, к сожалению, те правила игры, которые сейчас действуют в России, не всегда дают возможность лучшим быть на проектах первыми. Поэтому мы, как правило, появляемся тогда, когда проект уже либо провален, либо, когда на начальном этапе приняты не те решения. Так было и в Сочи, то же самое может произойти сейчас на объектах ФИФА и на разных других государственных стройках.

Хочу напомнить, что НИЦ «Строительство» был сформирован в 1927 году как Государственный институт сооружений, и появился он в момент блокады молодого советского государства, когда против него были ведены санкции. Поэтому нынешнее возрождение НИЦ «Строительство» очень актуально в условиях новых санкций и импортозамещения. И в данной ситуации наша главная задача - это закрепление основных направлений работы, традиционных для НИЦ «Строительство»: сооружения, материалы и механика грунтов. Мы должны их развить и закрепить свои лидерские позиции. Для этого мы закладываем на следующий год довольно приличный рост по сравнению со всей страной – около 6,5%. Мы считаем, что для этого у нас есть все основания, потому что на сегодняшний день 50% плана на 2015 год уже сформировано в конкретных договорах и деньгах.

Все наши научные подразделения – знаменитые институты – ЦНИИСК, НИИОСП, НИИЖБ – работают как единый организм.  Мы всегда помним, что в НИЦ «Строительство» три орденоносных института, которые были награждены в разные годы Орденом Трудового Красного знамени, но сейчас наша общая задача – сохраниться как единая структура и развиться в перспективе в наукоград.

Мало того, в 2015 году мы предполагаем несколько расширить тематику и сделать первые шаги от статуса очень хорошего субподрядчика к статусу генпроектировщика по определенным объектам. Для этого мы развиваем такие дополнительные направления как градостроительство, типология и так далее. Так что, в конце концов, мы должны стать полноценным инжиниринговым центром, который мог бы решать конкретные задачи «от» и «до». На это нацелена и наша долгосрочная программа до 2020 года.

- Что же еще заложено в этой программе?

- В первую очередь, как я уже сказал, это переход от системы субподряда, где мы являемся ведущим субподрядчиком в своей области, к генпроектированию. Второе – развитие ряда инновационных направлений по нашей основной деятельности. Прежде всего, это участие в инновациях, связанных со сложными конструкциями и уникальными объектами, такими как стадионы, высотные здания, концертные залы и так далее. А во-вторых, это поиск материалов для строительства на базе местных ресурсов. Для рядовой застройки мы должны постараться вспомнить свои традиционные материалы, в том числе, и дерево, которое для нас очень важно, и использовать сырье, которое есть на конкретной территории. Страна у нас слишком большая, чтобы «катать» по ней стройматериалы.

- Куда, по вашему мнению, в этой ситуации должна развиваться строительная наука?

- Есть два направления. Мы должны внедрять инновации, использовать новые технологии и материалы, но применять их только там, где они выгодны и где дают результат. А второе – то, чего мы никогда не умели: мы должны развивать материалы, конструкции и технологии «на каждый день», а не для суперважных объектов. Поэтому главное направление – это компромисс, баланс между возможностями и тем, что дает сама территория. Но когда я узнаю, что на строительстве в Перми применяются панели из Хабаровска, для меня это странно. Или когда в одной из наших республик закупаются из Европы новые производственные линии, а потом все сырье возится через полстраны – мне это тоже кажется не совсем правильным. У нас очень разная страна. Для наших просторов очень важна региональная составляющая. В этом направлении мы должны работать в первую очередь.

И еще надо бороться за нормальную цену квадратного метра при строительстве. Потому что на сегодняшний день, по моим данным, такие программы как «Арендное жилье» не могут успешно реализоваться из-за того, что квадратный метр жилплощади слишком дорого стоит. Поэтому за счет новых материалов нужно постараться сбросить цену квадратного метра для рядовой застройки – это очень важная проблема.

- А как обстоят дела с региональной научной мыслью?

- Все не так страшно, как кажется на первый взгляд. Я не могу отвечать за всю Россию, но я был в этом году в ряде регионов и видел, что есть очень крепкие регионы, такие как Воронеж, Ульяновск, где чувствуются преобразования. Сочи стал совсем другим городом.Поэтому, если произойдет децентрализация мест приложения труда, тогда будут развиваться и регионы, и региональная наука. Если все будет концентрироваться в Москве – какое уж тут развитие.

Нельзя строить одно жилье. Жилье должно быть не только доступным, но и достойным. Даже если человек получил жилплощадь, у него должны быть деньги, чтобы его ремонтировать и обслуживать. А для этого должна быть работа. Поэтому впереди любой стройки должно идти именно размещение мест приложения труда. Если это будет сделано, если будут появляться новые рабочие места, как сейчас появились в Сочи и на Дальнем Востоке, тогда это правильная политика.

Я считаю, что была допущена большая ошибка, когда отошли от территориального планирования страны в целом.  Сейчас власти начинают к этому возвращаться, потому что без такой территориальной схемы невозможно понять, как и для чего осуществляется та или иная программа. Я считаю, что под эгидой Минэкономики и Минстроя должна быть сделана такая работа для всей территории страны. Нужно проанализировать все целевые программы, просчитать их по бюджету, строительным и людским ресурсам. Такую пятилетнюю или семилетнюю схему иметь нужно обязательно, иначе невозможно свести концы с концами.

- Сейчас в Минстрое России также разрабатывается Стратегия инновационного развития строительной отрасли до 2020 года. Как вы относитесь к этому документу?

- На мой взгляд, в эту стратегиюнадо заложить один ключевой момент: мы должны уйти от праздника разрезания ленточки построенного объекта и перейти к формированию цикла жизни здания. Тогда ЖКХ не будет отделено от строительства, а станет составной частью этого жизненного цикла. Строительство идет 2-3 года, а здание потом стоит 50-100 лет. И если мы будем ориентироваться не на срок жизни здания, а только на разрезание ленточки, то будем иметь проблему ЖКХ. Поэтому я считаю, что мы должны работать над концепцией жизненного цикла зданий. Если мы перейдем на эту точку зрения, со временем снимется и вопросЖКХ.

- Александр Викторович, поговорим теперь с Вами как с архитектором, поскольку, помимо НИЦ «Строительство», Вы возглавляете еще и Российскую Академию архитектуры и строительных наук. Так куда же движется академическая наука в нашей отрасли?

- Я сейчас, после реформы государственных академий, чувствую себя «колобком», потому что раньше наша Академия была головой, и у нее было 5 институтов и 7 региональных отделений. Сейчас у нас отобрали все институты и отделения – осталась одна голова. Поэтому мы на данный момент ищем новые пути деятельности, наша главная задача – фундаментальные науки. Мы работаем с Минстроем, чтобы организационная составляющая деятельности в области фундаментальных наук, такая как составление планов, проведение конкурсов, прием результатов и так далее, была делегирована из Минстроя в РААСН.

- Легенда о том, что российская наука в целом и строительная в частности, была в 90-е годы ХХ века развалена и деградировала, имеет под собой основание?

- Конечно! Я считаю, что мы сейчас находимся на грани. Если сейчас будет еще один виток приватизации строительной науки – это станет ее концом. Поэтому я очень надеюсь, что НИЦ «Строительство» выйдет из программы приватизации. Хочу напомнить, что до 1992 года в НИЦ «Строительство» 80% финансирования строительной науки было государственным. В 1992 году госфинансирование составляло 20%, после этого – 0%. То есть, мы выживали только за счет своих мозгов, и будем стараться продолжать это делать. Но есть некоторые вопросы, которые требуют помощи от государства. Это, в первую очередь, приобретение современного оборудования для научных исследований.

- Довольно часто наши архитекторы жалуются, что при попустительстве властей сюда приходят иностранные специалисты и получают более выгодные заказы. А наши архитектурные бюро и институты довольствуются тем, что останется. Так почему наши архитекторы остаются за бортом?

- Просто у нас нет соответствующего законодательства. Все страны защищают своих соотечественников и производителей. У нас никто не защищен. Поэтому в данной ситуации и Союз архитекторов России, и мы как Академия боремся за то, чтобы было введено лицензирование архитектурной деятельности. Ведь почему-то наш специалист по приезду, например, в Германию должен поработать в среднем звене, изучить законодательство, сдать экзамены, а только потом его допускают к профессиональной деятельности. А к нам иностранцы могут приезжать, не зная ни языка, ни правил, и здесь проектировать. А мы потом это все за копейки переделываем, потому что основные деньги уже ушли за границу. И ведь лучшие-то архитекторы к нам не едут, потому что правила игры очень расплывчатые.

- Вы сказали, что будете добиваться лицензирования архитекторов, но в проектировании уже есть система саморегулирования…

- Это совсем другое дело. У нас есть Национальное объединение проектировщиков и изыскателей. Но мы – архитекторы, и когда мы попали в НОП, а теперь и в НОПРИЗ, нас там – один из 30 или 40. Поэтому я очень рад, что новое Нацобъединение возглавил Михаил Посохин, потому что он архитектор с очень большим авторитетом. А в целом это размывание профессии, поскольку нет никакой персональной ответственности. В архитектуре же должны лицензироваться личности, а не организации. То есть, архитектор должен быть современен, пройти переподготовку, знать новые технологии, новые приемы, и так далее.

Сейчас у нас выпускают бакалавров и магистров. А где профессионалы? Где архитекторы? Поэтому в данной ситуации очень важно, чтобы была картотека действующих архитекторов. И все, кто хотят работать в профессии, должны сдавать соответствующий «архитектурный» минимум на основе непрерывного, целенаправленного обучения.

- То есть, архитекторов нужно изъять из системы саморегулирования?

- Не обязательно. Просто, если компания хочет заниматься проектированием и получить допуск СРО, в ней должен работать лицензированный архитектор. Должна быть или Архитектурная палата, как в Европе или Белоруссии и как сейчас начинает делать Казахстан и Армения, или эти полномочия передаются Союзам архитекторов. Нужно, чтобы у нас в отрасли появились специалисты с персональной ответственностью за ту работу, которую они делают.

- Спасибо за беседу!

Лариса ПОРШНЕВА

Этот материал опубликован в декабрьском номере Отраслевого журнала «Строительство». Весь журнал вы можете прочитать или скачать здесь.

 

Вышел новый номер журнала Строительство!
скачать журнал
нет, спасибо