ИнформацияАналитикаПубликацииПроектыЗаконыПерсоныИнвестицииФотоВидео
Где работа, ревизор?

Где работа, ревизор?

Работа Ревизионной комиссии НОСТРОя никогда не была в центре внимания, поскольку отчитывается этот орган раз в год, и только перед Съездом. Даже Совет не вправе поинтересоваться, а чем, собственно, занимаются ревизоры НОСТРОя? А ведь Ревизионная комиссия должна работать постоянно, тем более, в организации с таким бюджетом, как у НОСТРОя.

Конечно, и Ревкомиссия НОСТРОя в течение года не дремлет — в 2013 году, например, она провела 11 заседаний и рассмотрела 38 вопросов. Известно, что зампред Ревкомиссии Владимир Бланк после утверждения на этом посту буквально месяцами не вылезал из офиса НОСТРОя и проверял сотни документов, надеясь найти «следы преступной деятельности» первого руководителя Аппарата Михаила Викторова. Но найти ничего не удалось, и он убыл сначала в Петербург, а потом в Нарьян-Мар.

Но и без этого в течение года Ревкомиссии было, чем заняться — согласно новой традиции, на заседания Совета стал выноситься вопрос о сделках с заинтересованностью. То есть, члены Совета или председатели комитетов сообщали, что их СРО или подведомственная структура выиграла конкурс либо на разработку стандартов, либо на обучение строительных кадров, либо на проведение этапа конкурса «Строймастер года»… Совет все это выслушивал и практически всегда одобрял. При этом ни разу Ревизионная комиссия не сообщила, что она проверила факт возможной заинтересованности и ничего не нашла…

А ведь искать было что! Например, в сентябре 2013 года на заседании Комитета по информационной политике было утверждено Техническое задание на выполнение НИР по разработке Стандарта раскрытия информации саморегулируемыми организациями, и уже 20.09.2013 на сайте НОСТРОЙ была размещена заявка на подбор разработчика документа. Однако заявка по выбору исполнителя была выставлена на выполнение НИР «Разработка документа Национального объединения строителей «Раскрытие информации в сфере саморегулирования». То есть, имеет место подмена понятий - на Комитете проголосовали за разработку Стандарта, а конкурс провели на разработку унифицированного организационно-методического документа о раскрытии информации, который уже осенью 2013 года имело подавляющее большинство саморегулируемых организаций, и разработка которого является прямой обязанностью Департамента нормативного обеспечения и развития саморегулирования. Работу эту в Комитете по информационной политике оценили в 1млн 500 тысяч рублей.

Дальше — больше: выбор исполнителя для выполнения этой работы прошел путем не проведения конкурса, а сбора заявок и принятия решения Комитетом по информационной политике заочным голосованием. В итоге этой заочной процедуры исполнителем полуторамиллионного заказа было выбрано некое ООО «Развитие системы саморегулирования», которое, как записано в ЕГРЮЛ, не только консультирует по вопросам коммерческой деятельности и управления, но еще и занимается оптовой торговлей непродовольственными товарами и розничной торговлей в неспециализированных магазинах. Все это, конечно же, находится практически рядом с информацией в сфере саморегулирования.

Отметим, что в адрес Ревизионной комиссии одним из участников этого заочного отбора было направлено письмо с просьбой разобраться в столь странных решениях Комитета по информполитике. Ревизионна комиссия собралась, вызвала для «дачи показаний» зампреда Комитета Ирину Сапегину, но никаких нарушений в итоге не обнаружила.

Апофеозом этой истории можно считать заседание Комитета по информполитике 12 февраля 2014 года, где из 30 участников заседания 18 голосов принадлежали представителям НП СРО «Монолит», которое возглавляет председатель этого Комитета Артур Трапицын. Более того, А. Трапицын имел на этом заседании 10 доверенностей, а Ирина Сапегина (также НП СРО «Монолит») — 4 доверенности. Комитет принял решение по упомянутому выше НИРУ: «Доработать с учетом замечаний экспертов, после доработки разместить на сайте НОСТРОя для обсуждения". Однако и на сегодняшний день этот документ до сих пор не размещен. Срок исполнения работы по договору — декабрь 2013 года, который был безнадежно сорван, даже не упоминался.

Заметим, что по мнению экспертов, сейчас уже все СРО имеют заказанный этому ООО документ, и поэтому актуальность работы равна нулю. Так же, как обнулились эти полтора миллиона рублей. Однако в отчете Ревизионной комиссии, который был обнародован на заседании Совета НОСТРОя 17 апреля, об этих нарушениях — ни словечка! То ли не заметили, то ли не захотели акцентировать внимание на ситуации, которую Ревизионная комиссия сама и создала, не разобравшись в проведенном заочном отборе подрядчика.

А еще на одну ситуацию, также отвечающую всем критериям конфликта интересов, обратил внимание председатель комитета НОСТРОя по конкурентной политике и закупкам в строительстве Валерий Мозолевский. Вот выдержки из его экспертного заключения:

«Сейчас Ревизионная комиссия не предпринимает никаких действий по предотвращению случаев конфликтов интересов, а только наблюдает за одобрением их в Совете Объединения. Более того, сейчас, по моему мнению, необходимо внимательно рассмотреть существующий конфликт интересов самого председателя Ревизионной комиссии Ирины Кузьмы, как исполнительного директора НП СРО «Орловское региональное объединение строителей» с реализацией, за счёт бюджета Объединения, проекта «Мониторинг административных барьеров и развитие Автоматизированной системы обеспечения административных процедур в строительстве (АИС «ОАПС») в городе Орле. Никакой внятной информации о разработчиках этого проекта нет на сайте Объединения, имеющиеся документы датированы 2009 — 2012 годом, однако затраты по этому проекту шли в 2013 году и планируются (7.000.000 рублей) на 2014 год. Это выходит за все разумные рамки».

Нам остается только дождаться от Ревизионной комиссии НОСТРОя ответов на все поставленные вопросы. Вполне возможно, что очень остро они прозвучат и на предстоящем Съезде НОСТРОя.

Павел Гусев
Вышел новый номер журнала Строительство!
скачать журнал
нет, спасибо