ИнформацияАналитикаПубликацииПроектыЗаконыПерсоныИнвестицииФотоВидео
За смерть строителя никто не платит и никто не отвечает
24.02.2016

За смерть строителя никто не платит и никто не отвечает

Количество тяжело травмированных и погибших строителей в 2015 году сократилось почти на треть. Однако те, кто пострадал, и родственники погибших, вопреки закону, не получают компенсаций.

Организации и охране труда на стройке, компенсациям за причинение вреда здоровью строителей, выплатам на сей счет из компфондов саморегулируемых организаций был посвящен круглый стол «Вопросы обеспечения безопасности труда и имущественной ответственности организаций строительной отрасли», организованный Национальным объединением строителей (НОСТРОЙ). Ведущим круглого стола выступил Председатель Комитета по страхованию и финансовым рискам строительного рынка НОСТРОЙ, председатель Совета СРО НП «Балтийский строительный комплекс» Никита Загускин.

Замначальника управления Государственного надзора в сфере труда Федеральной службы по труду и занятости Людмила Коваль представила общее положение с травматизмом на производстве и на стройках в частности. По ее словам, в 2015 году на стройках России (по данным Роструда) погибло 373 человека – это на 34% меньше, чем в 2014 году. 51% всех трагедий – нарушение правил организации труда и техники безопасности.

При этом существуют значительные трудности и нарушения при расследовании несчастных случаев. Прежде всего, работодатель нарушает сроки и порядок извещения трудовой инспекции о несчастном случае, зачастую занижает степень полученных строителем травм, поскольку в этом случае расследование ведется самим работодателем. Трудовая инспекция подключается только в случае смерти или тяжелого увечья работника.

Кроме того, несовершенство закона, описывающего порядок формирования комиссии по расследованию несчастного случая, когда возглавляет ее инспектор трудовой инспекции, а состав формирует работодатель, позволяет последнему ввести в комиссию любое количество своих людей, что также затрудняет расследование и составление итоговых документов комиссии.

Много проблем со спецоценкой условий труда – довольно часто ее делают формально, при этом работники не извещаются о результате. Не всегда добросовестны и компании, делающие такую спецоценку – в 2015 году штрафы, наложенные на эти компании, составили 12  млн рублей.

Л.Коваль сообщила, что с ноября 2015 года обсуждаются поправки в Трудовой кодекс, которые могут увеличить срок расследования тяжелых несчастных случаев, обяжут вести расследования в случае гибели или травмы работника, работающего по трудовому договору и т.д. Кстати, Генпрокуратура России сообщила, что теперь после несчастного случая и открытия уголовного дела прокуроры будут проверять не только отдельный участок, где произошел несчастный случай, но и всю компанию, и даже ее субподрядчиков – во избежание рецидивов.

Руководитель СРО «Мособлстройкомплекс» Инна Матюнина обратила внимание представителя Роструда на тот факт, что трудовая инспекция Московской области дважды вообще никак не прореагировала на сообщение СРО о нарушениях на стройке одного из ее членов. Представитель Дагестана также подтвердил, что иметь дело с региональной трудовой инспекцией очень трудно, а иногда инспекторы договариваются со следователями – и несчастный случай просто исчезает. Л.Коваль попросила представить факты и уверила, что меры будут приняты.

Как всегда чрезвычайно активный глава сахалинской СРО Валерий Мозолевский упорно доказывал представителю Роструда, что в большинстве строительных компаний есть работники, которые работают без трудового договора, вообще никаким образом не оформленные. Они совершенно не  защищены, но работодателю это выгодно, а того принципиального сотрудника, который будет настаивать на оформлении трудовых отношений, просто уволят – и все. Работодатель за такую ситуацию никакой ответственности не несет. Соответственно, в случае смерти или травмы строителя никаких выплат не будет. Валерий Мозолевский упорно требовал поменять всю систему и ответить на вопрос, когда же государство будет исполнять свои функции? К сожалению, ответа на этот вопрос никто из присутствующих дать не смог.

Кстати говоря, официальная статистика травм и смертей на стройках зиждется на официально же оформленных трудовых отношениях. Сколько несчастных случаев произошло с рабочими, которые нигде не числятся, остается только догадываться. Неоднократно высказывались экспертные мнения, что на самом деле таких происшествий гораздо больше, чем отражено в статистике.

Напомним, что в 2010 – 2013 годах в департаменте аппарата  НОСТРОя, который возглавлял Валерий Ревинский, велась ежедневная работа по выявлению из открытых источников (СМИ) аварий и несчастных случаев на стройках. Этим занимался специально выделенный сотрудник, он же выяснял, в какой СРО состоит компания, извещал СРО и просил сообщить о принятых мерах. Анализ собранных данных позволял говорить о том, где наиболее «узкие» места на стройки с точки зрения охраны труда, а также выявлять случаи травматизма, которые не попадали в официальную статистику.

С уходом из аппарата его руководителя Михаила Викторова и его команды эта работа была закрыта, результаты забыты. И вот теперь на круглом столе Никита  Загускин рассказывал о том, как в аппарате НОСТРОя приступили к формированию реестра данных по несчастным случаям. Действительно, новое – это хорошо разрушенное старое. Кстати говоря, теперь фамилия, имя, отчество пострадавшего работника относится к персональным данным, и на этом основании разглашению не подлежит, чем активно пользуются работодатели, и никакие запросы СРО им не указ.

Что касается выплат пострадавшим работникам или родственникам погибшего, то здесь все хорошо – но только на бумаге. Ответственный секретарь Общественного совета по развитию саморегулирования Сергей Афанасьев коротко рассказал, с чем пришлось столкнуться службе аварийных комиссаров, созданной при Совете. Так, в настоящий момент в судах находится 4 иска от пострадавших или родственников погибших строителей на выплату компенсаций, еще 9 – в стадии подготовки, однако судьи в принципе не понимают, как нужно разбирать эти дела в условиях  изменившегося законодательства.

Напомним, что теперь компенсацию за смерть или травму строителя должен выплачивать не работодатель или страховая компания, а застройщик или владелец объекта, где произошел несчастный случай. А уже потом в качестве регрессного иска застройщик может стребовать эти деньги с подрядчика или саморегулируемой организации. Однако сейчас и застройщик не платит, нарушая закон, и родственники далеко не всегда знают, что можно подать иск к застройщику, и суды не торопятся разбирать такие дела.

В итоге СРО строительной отрасли, имея общий компфонд на уровне 100 млрд рублей и отвечая по закону за ущерб, нанесенный третьим лицам, и могли бы такой ущерб компенсировать, но до них цепочка исков просто не доходит.

При этом «саботаж» начинается с самого первого звена – с бригадира стройки или начальника участка, которые не хотят идти под суд и всеми правдами и неправдами стараются обвинить с несчастном случае самого пострадавшего. В итоге пост-фактум могут появиться документы о том, что работника на 15 этаж без страховки никто не посылал, он сам туда пошел подышать свежим воздухом, а бригадир ни в чем не виноват.

Сергей Афанасьев уверен, что необходимо эту цепочку сократить с тем, чтобы пострадавшие или родственники погибших могли сразу обращаться в СРО за компенсацией. Напомним, что сейчас в случае смерти строителя выплата составляет 3 млн рублей.

Кстати, по словам Сергея Афанасьева, в их практике есть уже 9 случаев, когда пострадавшие отказывались судиться с застройщиком  - боялись потерять работу.

Людмила Коваль предложила Сергею Афанасьеву разработать памятку для семьи пострадавшего строителя, которую могли бы вручать родственникам во время расследования несчастного случая, чтобы они знали, куда можно обращаться за компенсацией.

Интересные факты привела руководитель департамента правового обеспечения ООО «Британский Страховой Дом» Галина Соловьева: изменения в законодательстве, такие красивые и благие на бумаги, цепочку удлинили и никому не помогли. Застройщики, несмотря на обязанность платить за травмы и гибель строителей, не платят – пока нет ни одной выплаты в рамках нового закона. Заставить это сделать их можно только через суд, и граждане постепенно это поняли: количество исков к застройщикам увеличилось в 7 раз, но при этом в численном выражении сумма компенсаций сократилась, поскольку суды – дело долгое. Страховщики теперь довольно часто узнают о несчастном случае уже после подачи иска в суд.

При этом истцы очень часто просят выплатить компенсацию, но не просят выплатить ущерб от утраты работоспособности  - зачастую просто не знают об этом или не умеют этот ущерб посчитать. Поэтому население нуждается в просвещении, а цепочка выплат – в сокращении.

На этом обсуждение проблем обеспечения материальной ответственности завершилось. Резолюция круглого стола должна появиться позже – где-то через неделю. А пока на стройках продолжают гибнуть работники – в среднем по 2 человека каждый рабочий день.

Елена Медынцева

Вышел новый номер журнала Строительство!
скачать журнал
нет, спасибо