ИнформацияАналитикаПубликацииПроектыЗаконыПерсоныИнвестицииФотоВидео
Энергосбережение – <br />
это не новые лампочки, <br />
а новый образ мыслей
20.06.2016
НОЭ-5 лет

Энергосбережение –
это не новые лампочки,
а новый образ мыслей

Десятки миллиардов рублей, направленные на развитие энергосбережения, потрачены впустую

Национальное объединение организаций в области энергосбережения и энергоэффективности (НОЭ) в последние годы стало центром концентрации специалистов и экспертов. Здесь вырабатываются не просто новые документы, а новая идеология энергопотребления. О том, что удалось сделать и какие задачи стоят перед НОЭ, мы беседуем с вице-президентом, руководителем Аппарата НОЭ Леонидом Питерским:

- Леонид Юрьевич, весной НОЭ исполнилось пять лет. Какие цели ставили перед собой его создатели, получилось ли то, что хотели, или в процессе задачи поменялись и стали более глобальными?

- НОЭ первоначально создавалось как Национальное объединение саморегулируемых организаций в области энергетического обследования – после выхода 261-го федерального закона появилось очень много СРО в области энергоаудита (более 100). Мы понимали, что для работы на этом рынке нужны единые стандарты и правила – поэтому и создали НОЭ. К сожалению, к нам вступили только около 40 СРО, остальные посчитали, что они могут работать самостоятельно, им не нужны единые стандарты и правила, и каждый жил сам по себе.

Мы в рамках НОЭ проводили много обучающих семинаров – по заполнению энергетических паспортов, по проведению энергоаудита, ездили в Петербург, в Красноярск, в Хабаровск, в Нижний Новгород. Наши члены работали нормально, а в целом на рынке энергоаудита царил хаос – ожидаемо появился очень большой демпинг на услуги энергоаудиторов, аудит и энергопаспорта стали делать очень небрежно, и вся идея энергетических обследований зданий, прежде всего, в бюджетной сфере, была извращена. В итоге все свелось к заполнению энергопаспорта, а реального энергоаудита было сделано очень мало. Рынок заполнили организации, которые хотели легко заработать, воспользовавшись незнанием и неграмотностью заказчика. А заказчику, который мало что понимал,  нужна была бумажка с печатями СРО – и все. Поэтому через 2 года энергоаудит начал понемногу сходить на нет, компании, которые пришли первыми и сделали некачественный энергоаудит, добились того, что отношение к нему у органов власти стало крайне отрицательным.

На этом фоне и НОЭ нужно было перестраивать свою работу, тем более мы поняли, что проблематика энергосбережения и энергоэффективности намного шире, и энергоаудит – это только первый шаг. Поэтому на IV съезде НОЭ мы приняли решение расширить нашу сферу деятельности, после чего к нам вступили энергосервисные компании, отдельные компании-энергоаудиторы, банки, страховые компании, и мы стали комплексно работать над реализацией 261-го федерального закона. В итоге власть поняла, что с нами можно сотрудничать по всем вопросам, которые касаются энергосбережения и повышения энергоэффективности. К сожалению, основная масса чиновников не понимает самой темы энергосбережения – сверху от них требуют, а они не знают, что им делать. В этой ситуации они все чаще обращаются к специалистам НОЭ.

- Пять лет прошло – какие самые главные итоги и достижения может предъявить НОЭ?

- За пять лет нам удалось добиться консолидации вопросов, которые связаны с энергоэсбережением, и профессионалов, которые этим занимаются, на одной площадке – вокруг НОЭ. Это и наши члены, и сторонние организации, но они все здесь, они не видят своей дальнейшей деятельности в отрыве от НОЭ. Это самая большая наша заслуга, и тот авторитет, который заработало НОЭ и в органах власти, и в профессиональном сообществе – это наше самое большое достижение за пять лет.

  Интересный факт: когда в последний раз в закон 261-ФЗ вносились 16 поправок, все они были приняты  слово в слово в том варианте, как написали эксперты НОЭ. Мы этим гордимся.

- Есть закон, проводятся различные мероприятия – но работает ли сама система энергосбережения?

- К сожалению, она работает далеко не так, как планировалось. Когда только вышел указ Президента Российской Федерации от 4 июня 2008 г. № 889 «О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономики» и был принят 261-й закон, государство выделяло очень большие деньги регионам в качестве субсидий на повышение энергоэффективности - до 50 млрд рублей в год. К сожалению, эти деньги в основной своей массе так и не были распределены. Многие регионы даже не смогли правильно составить заявку, чтобы получить эти деньги, потому что не было специалистов и было полное непонимание вопроса. В основном все пошло по пути уличного освещения и других самых простых вещей. Недаром в быту 261-й закон  стали называть законом о лампочках.

Кроме того, в тот момент не было даже механизма возврата денежных средств, потому что поправки в закон, касающиеся энергосервиса, были внесены позже. И этот разрыв в нормативной базе не дал возможности воспользоваться средствами, которые выделяло государство на первом этапе.

А потом начался кризис, и финансирование полностью прекратилось, механизмы до конца не доработаны, энергоаудит в бюджетной сфере фактически  отменен.

Поэтому сейчас Минэнерго переходит на декларации об энергосбережении и повышении энергетической эффективности, которые должны предоставлять бюджетные организации всех уровней и компании, работающие с бюджетными средствами (приказ Минэнерго России от 30 июня 2014 г. № 401 «Об утверждении порядка представление информации об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности»). Но ситуация может сложиться такая же, как и с энергопаспортами – а кто будет заполнять эти декларации? Сейчас их заполнение никто не контролирует, любая бюджетная организация может поставить те цифры, которые ей выгодны и интересны, чтобы преподать себя в хорошем свете.

НОЭ совместно с Минэнерго участвует в разработке новой формы декларации, и мы боремся, в первую очередь за то, что этот документ должны составлять независимые специалисты – тогда ему можно будет хоть как-то доверять.

- Вы уже упомянули, что регионы не смогли взять выделенные им средства, а губернаторы вообще заинтересованы в энергосбережении?

- У нас есть несколько передовых регионов, но в целом все зависит от губернатора и его понимания этого вопроса. Очень хорошо в этом направлении работает Ярославская и Мурманская области, Ханты-Мансийской автономный округ, там губернаторы понимают, какую выгоду это может принести регионам. По моим оценкам, около 30% губернаторов заинтересованы в вопросах энергосбережения и оказывают помощь на местах тем, кто занимается этой темой.

А в целом нужно организовывать некий ликбез для губернаторов и глав муниципальных образований – для начала.

- Кто это должен делать – федеральное правительство или общественные организации?

- Федеральное правительство предпринимало такую попытку, и в 2010-2012 годах выделялось 7-8 миллиардов рублей на подготовку специалистов, ответственных за энергосбережение в бюджетной сфере. Но, к сожалению, приезжали учиться люди, которым это не нужно. Например, от поликлиники или больницы приезжала учиться кастелянша или завхоз, от школы – учитель труда, то есть люди, которые совершенно далеки от этого вопроса и не имеют технического образования. А ведь в больнице таким ответственным лицом должен быть главврач, в школе – директор, но так как они очень заняты, у них нет времени уехать на учебу. Поэтому эти деньги, к сожалению, тоже ушли в песок.

Очевидно, что в области энергосбережения нужно выстраивать стройную систему, а  не проводить отдельные мероприятия. Мы сейчас прорабатываем, как должна работать энергоэффективность на всем цикле здания – от проектирования до утилизации. Если нам удастся сделать этот механизм, не противоречащий  интересам отдельных ведомств, он будет работать. И параллельно мы выстраиваем финансовые и бюджетные механизмы, чтобы можно было рассчитать экономию, которая достигается за счет энергосервиса.

- Все, что сейчас наблюдается в области энергоэффективности, – это некое броуновское движение, где каждый движется по своей траектории и решает свои вопросы. Может ли НОЭ стать центром, где хаос начнет превращаться в порядок?

- НОЭ как раз и становится таким центром. Напомню, что у нас несколько лет назад было создано Российское энергетическое агентство (РЭА) с филиальной сетью центров энергоэффективности в каждом регионе. Но, к сожалению, я знаю мало примеров, где бы эти государственные центры реально работали. А деньги опять же выделялись очень большие. И если первое время РЭА было на слуху, то сейчас оно есть, а работы его не видно.

НОЭ намерено обратиться к Президенту и Председателю Правительства с предложением о создании Национального совета при Президенте России по энергосбережению и повышению энергетической эффективности. Туда, помимо представителей различных министерств, должно войти и профсообщество, которое понимает, что делать. Если бы этот совет реально заработал, нам бы удалось продвинуться достаточно далеко.

- Насколько работа НОЭ соответствует европейским и мировым тенденциям?

- Мы идем по такому же пути, как Европа. Единственная разница – в Европе мотивация энергосбережения для населения и для чиновников – это сокращение выбросов углекислого газа, борьба за экологию, энергетическая безопасность, дорогие энергоресурсы. У нас этой мотивации, к сожалению, нет. За экологию и чистоту воздуха у нас люди не привыкли бороться, энергоресурсы достаточно дешевые, и мы ими обеспечены на много лет вперед.

- А чем тогда можно мотивировать наше население?

- Мы пока так и не придумали мотивацию для нашего  общества – а это самое главное, что нужно сделать. Конечно, со временем она возникнет, причем такая же, как в Европе, но лет через 10. Мне очень понравилось выражение директора Департамента энергосбережения и повышения энергетической эффективности Минэнерго России Александра Митрейкина - он сказал, что у нас на энергосбережение колоссальный отложенный спрос. Но если мы сейчас не будем этим заниматься, не будем бить во все колокола, через 10 лет мы отстанем от всего мира. Мы сейчас уже отстаем, а тогда разрыв будет колоссальный.

- А не становится ли НОЭ всей своей работой поперек дороги нашим самым главным ресурсодобывающим и энергетическим компаниям?

- Да, у нас в стране есть большие противоречия между энегодобывающими компаниями, ресурсными организациями, поставщиками энергоресурсов и теми, кто сберегает. Но здесь есть очень хорошие примеры в той же Франции, когда ответственность за повышение энергоэффективности государство возложило на энергоснабжающие организации.

В Европе ни одна энергоснабжающая организация не имеет права повышать тарифы до тех пор, пока она не сократила поставку энергоресурсов. То есть тариф повышать можно, но при этом ты должен сделать так, чтобы потребитель стал меньше расходовать энергии. Это достаточно выгодно, потому что повышается энергобезопасность государства, ресурсов нужно все меньше, а сбывающие компании ничего не теряют в деньгах.

- А как можно стимулировать к энергосбережению нашего рядового потребителя? Например, в Германии при установке энергосберегающих окон человек получает около 1000 евро от государства. Можно ли подобное сделать в России?

- В Японии, например, если хозяин меняет бытовую технику на энергосберегающую, 40% стоимости компенсирует государство. Во Франции энергосервисые компании предлагают домовладениям тепловые насосы за свой счет и потом просто уменьшаются ресурсы, за которые надо платить. Стимулов в Европе и в мире очень много, у нас они отсутствуют напрочь.

- В той «дорожной карте» по энергосбережению, которая внесена в Правительство, что-то из этих мер предусмотрено?

- Вопрос достаточно сложный. Мы внесли в «дорожную карту»  предложения по налоговым льготам, по стимулированию энергосбережения. У нас сейчас есть налоговые льготы для владельцев зданий класса А – они на три года освобождаются от уплаты налога на имущество, и это работает. Но эту льготу застройщику невыгодно использовать, потому что он должен дать зданию класса А гарантийный срок 10 лет. Конечно, если застройщик строит здание для себя и потом будет его эксплуатировать, ему такой закон выгоден.

- Все технологии и материалы, повышающие энергоэффективность зданий, весьма недешевые…

- Я бы не сказал, что это очень дорого. Удорожание строительства при повышении класса энергоэффективности составляет 10-15% от сметной стоимости. Но самая большая беда – нарушение технологий при строительстве.

Хочу привести такой пример: в Москве и Белгороде по одному и тому же проекту построены два совершенно одинаковых здания. В Москве в среднем расход на квадратный метр получается около 150-160 кВт/час в год. В Белгороде строительство здания контролировалось на каждом этапе, в том числе скрытые работы, – там энергопотребление составляет 72 квт/час на кв. метр, в два раза меньше! То есть, качество строительства повышает энергоэффективность в два раза.

- Ну, так что, теперь на каждую стройку поставить надсмотрщика? Это же нереально!

- Конечно! Этим должна заниматься сама генподрядная организация, и она должна быть заинтересована в результатах работы. Я думаю, что если то, что мы внесли в «дорожную карту», будет реализовано, ситуация изменится. Дело в том, что там заложен очень просто механизм: приемка здания в эксплуатацию только после проведения энергетических обследований для того, чтобы выяснить,  сколько здание потребляет по факту, а не по проекту. Если есть большое отклонение от проектной документации, застройщик должен довести здание до ума за свой счет, иначе он просто не сдаст его в эксплуатацию и не сможет продавать те же квартиры или офисы. И поэтому в процессе строительства контроль будет гораздо жестче.

- Что планирует и ждет для себя НОЭ на ближайшие годы?

- Что мы ждем? В первую очередь понимания государства, что достичь энергоэффективности и энергосбережения невозможно, просто махая шашками, что это длительная, кропотливая, системная работа, что здесь не должно быть разобщенности. Весь этот механизм должен работать, как часы - строители, проектировщики, производители стройматериалов и инженерных систем, химики, которые разрабатывают новые материалы, управляющие компании в ЖКХ.

Энергосбережение и энергоэффективность – это забота о нашем будущем, о наших детях и внуках, и это тоже нужно понимать. Если мы сейчас этим не займемся – энергоресурсы когда-то закончатся. Поэтому я очень надеюсь, наши сограждане поймут, что чем тратить деньги на дорогие энергоресурсы, лучше направить их на свое образование, культуру, улучшение качества жизни, что надо дышать чистым воздухом, что в этой жизни самое главное – чистота окружающей среды.

Самое главное, что в нашей сфере деятельности есть очень много энтузиастов, которые работают не за деньги. Я очень рад, что занимаюсь этим, потому что здесь на пути встречаются люди, которые искренне и обоснованно верят, что дальнейшая жизнь без энергосбережения невозможна, и стараются изменить нашу жизнь.

Лариса ПОРШНЕВА

 

Этот материал опубликован в июньском  номере Отраслевого журнала «Строительство». Весь журнал вы можете прочитать или скачать здесь.

 

Вышел новый номер журнала Строительство!
скачать журнал
нет, спасибо