ИнформацияАналитикаПубликацииПроектыЗаконыПерсоныИнвестицииФотоВидео
Павел Горячкин: закон о ценообразовании антирыночный и вреден для отрасли
23.06.2016

Павел Горячкин: закон о ценообразовании антирыночный и вреден для отрасли

Президент Союза инженеров-сметчиков Павел Горячкин неоднократно критиковал Минстрой России за политику в области ценообразования. АНСБ попросило его прокомментировать принятый в третьем чтении законопроект о реформе ценообразования:

- Павел Владимирович, каково ваше мнение о принятом законопроекте по реформе ценообразования в строительстве?
- Поправки в Градостроительный кодекс, касающиеся  ценообразования в строительстве, в моем представлении, просто не нужны, потому что они в большей своей части дублируют все то, что и так на сегодняшний момент существует. Более того, я уверен, что Градостроительный кодекс не должен до такой степени конкретизировать различные вопросы инвестиционно-строительной деятельности. Большая часть текста законопроекта подходит не к Градостроительному кодексу, а к уровню постановления правительства или приказов Минстроя.

В самом законопроекте практически не содержится, вопреки заявлениям министра строительства Михаила Меня, революционных моментов. Например, государственные сметные нормативы давно существуют, строители по ним работают вне зависимости от источника финансирования. Федеральный реестр сметных нормативов также есть, существует более 10 лет и поддерживается Минстроем России. В соответствии с положением о проверке достоверности сметной стоимости, которое утверждено правительством России, предметом проверки достоверности и так является соответствие сметной документации тем сметным нормативам, которые находятся в федеральном реестре. То есть, по сути закон дублирует все те положения, которые уже прописаны.

С другой стороны, в законе впервые поднимается вопрос создания государственной информационной системы ценообразования и мониторинга цен на строительные ресурсы. При этом у нас есть сфера государственного регулирования цен, она достаточно строго ограничена, и несмотря на все заявления министра о том, что этот закон не противоречит рыночным принципам, положение закона в части мониторинга носит антирыночный характер. Фактически можно говорить о введении почти прямого государственного регулирования цен на строительство.

Почему я так говорю? Все очень просто: в соответствии с законом этот мониторинг является частью государственной информационной системы ценообразования, частью общего понятия сметных нормативов, и когда мы говорим о том, что цена строительства будет определяться с учетом цены, которая будет публиковаться Минстроем или другим ведомством, мы говорим о государственном регулировании цен.
Кроме того, нет никакого контроля за результатами мониторинга и их достоверностью. Например, сейчас арматура стоит 40 тысяч  рублей за тонну, а если в информационной системе будет написано, что в смету можно включить только 32 тысячи рублей, как с этим работать? То есть, цена вроде рыночная, но при прохождении процедуры государственной экспертизы сметной документации органы экспертизы будут не пропускать любую цену строительных материалов, которая будет отличаться от цены в данных мониторинга цен.

Я абсолютно убежден, что работа по мониторингу цен очень тяжелая и сложная,  - говорю это, исходя из личного опыта. Строительство – это очень материалоемкая отрасль народного хозяйства, там применяются сотни тысяч материалов. По моей оценке, реальный максимальный объем, который можно мониторить, причем при наличии реального квалифицированного трудового коллектива, хорошей материальной базы, связей в регионах и так далее – не более 10 тысяч позиций. А министр говорит о сотнях тысяч показателей! Это нереальная цифра!

И где гарантия того, что цена, внесенная в информационную систему, будет рыночная и объективная? Нужно понимать, что мы в сметы включаем не ту цену, которую нам дает производитель или поставщик, а цену с учетом доставки, таможенных платежей, перевозки и так далее. Более того, цена мешка цемента при мелкооптовой и крупнооптовой закупке существенно различается – это общеизвестно. А судя по закону, в сметные нормативы мы и в одном, и в другом случае должны будем включать одну и ту же цену. Это все вещи очень сложные, носят индивидуальный характер и зависят от объектов строительства. Я очень сомневаюсь, что Минстрой и его подведомственные организации в состоянии оценить и провести подобную работу.

Более того, министр говорит, что закон не противоречит рыночным принципам, поскольку нормативы и данные мониторинга будут использоваться только для начальной цены контракта, а далее в процессе проверки достоверности и проведения торгов цена может меняться. Но все дело в том, что цена будет меняться только в меньшую сторону! То есть, если начальная цена неадекватна, и ее еще срежут во всех этих процедурах, что мы получим? Это приведет к очень серьезным конфликтным ситуациям, а Минстрой явно не понимает сути этих проблем.

- Как поясняют в Минстрое, мониторинг цен и формирование цены будет происходить с учетом региона. Но, например, стоят в регионе рядом два ДСК, у которых цена на продукцию различается, положим, на 3 тысячи рублей. Какая войдет в базу? Оба предприятия региональные…
- Когда в 1984 году мы переходили на новые сметные нормативы, на местах была проделана колоссальная работа. Были созданы комиссии при областных и республиканских исполкомах, были разработаны и оценены транспортные схемы доставки материалов. Вся продукция ДСК и заводов ЖБИ сводилась в каталоги местных материалов, и они носили адресный характер. Проектирование осуществлялось с учетом использования местных мощностей. Сегодня все эти связи разрушены, из Москвы эту работу провести немыслимо, а суть самой реформы исходит из того, что все должен делать Минстрой, что органы местной власти будут вообще отлучены от вопросов ценообразования. Это полный абсурд!

Минстрой сейчас пиарится на этом законе, считает, что затеял какую-то революцию, а на самом деле принятие законопроекта – это только начало пути. За этим должна быть колоссальная работа. Еще одна цифра: когда в СССР осуществлялся переход на новые сметные нормативы, было задействовано более 110 крупных проектных институтов, огромные мощности, тысячи людей. Сегодня всего этого нет. Поэтому вся реформа, на мой взгляд, превратится в профанацию, нанесет колоссальный вред и ущерб и будет приводить к конфликтным ситуациям.

В результате мы вынуждены будем снова переходить на ручное управление каждым федеральным объектом, опять придем к системе абсолютно коррупционного индивидуального подхода к формированию цен на каждый объект, то есть фактически вернемся к той ситуации, которая была в ФЦЦС при Евгении Ермолаеве. Хуже того, Минстрой как главный в ценообразовании вступит в конфликт с Минфином, Минэкономразвития, Минтрансом, Минкультом, а также с Росатомом, Газпромом, РЖД, которые все эти годы формировали системы отраслевых сметных нормативов. Там наработана большая база, и если мы на всем этом ставим крест, то Минстрой должен будет принять на себя всю ответственность за удорожание государственных строек.

- Я еще вижу колоссальное количество судебных исков к Минстрою от производителей стройматериалов и изделий, которые не войдут в этот мониторинг и в базу. И еще, по идее, ФАС должна сказать свое слово, потому что это явное ограничение конкуренции.
- Конечно, ограничение конкуренции! Депутаты Госдумы сейчас напринимали кучу законов, которые будут только вредить. У нас в стране часто что-то принимают, а о последствиях не думают. Сейчас все это пиарится Минстроем, а последствия для строительного комплекса будут очень тяжелые.

- К сожалению, этого никто не осознает и не просчитывает.
- А не просчитывают потому, что настоящие профессионалы в области ценообразования в строительстве были просто отлучены от работы над этим законопроектом. Все решения принимались келейно, ни один серьезный специалист над законом не работал, все это писали чиновники Минстроя на коленке. Настоящей экспертизы закона у профессионалов не было – я заявляю это абсолютно ответственно, потому что в отличие от нынешних чиновников Минстроя я уже 30 лет занимаюсь вопросами ценообразования и прекрасно знаю всех своих коллег-профессионалов, и никто из них не привлекался к работе над законом. Там даже в терминологии не все в порядке!

- Так, может быть, логично передать всю процедуру ценообразования от Минстроя в МЭРТ, о чем появились неофициальные предположения?
- Идея передачи функций по ценообразованию в Министерство экономического развития и торговли (МЭРТ) имеет под собой позитивный момент, потому что вопросы стоимости строительства носят межведомственный характер. МЭРТ в целом отвечает за исполнение федеральной адресной инвестиционной программы, сопровождает государственную контрактную систему, его работа также носит межведомственный характер, что положительно для ценообразования в строительстве.

Ну, и не будем забывать, что Минстрой России воссоздан пару лет назад на пустом месте, в нынешнем Минстрое нет никакой кадровой и научной связи с прежним Госстроем России. Кадровый потенциал и профессиональный уровень сотрудников Минстроя у меня вызывает большие вопросы.

В то же время в МЭРТ я вижу достойные профессиональные силы, и уместно будет заметить, что МЭРТ давал отрицательные заключения и на этот законопроект, и на другие законопроекты Минстроя, которые сейчас были впопыхах приняты. Анализ этих заключений показывает, что уровень специалистов в МЭРТе, во всяком случае, по этой теме, несоизмеримо выше, чем в Минстрое России. Исходя из этого, передача функций по формированию новой системы ценообразования в строительстве в МЭРТ представляется мне правильным решением.

Елена Шинкоренко
 

Вышел новый номер журнала Строительство!
скачать журнал
нет, спасибо