НовостиАналитикаПубликацииПроектыЗаконыПерсоныИнвестицииФотоВидео
OTIS в России: <br />
свой <br />
среди своих
08.01.2017
Вертикальный транспорт

OTIS в России:
свой
среди своих

Почему зарубежная компания больше не считает себя зарубежной

Так случилось, что с господином Блетоном мы в последний раз виделись ровно десять лет назад, когда он только заступал на должность Регионального директора OTIS по Восточной Европе и Управляющего директора компании по России.

Сейчас же Патрик Блетон занимает другую руководящую позицию — Президента компании OTIS по региону EMEA: помимо нашей страны в его компетенции такие регионы, как Европа, Африка и Ближний Восток. Тем не менее, Россия по-прежнему находится в приоритете его профессиональных интересов. И, разумеется, наш нынешней разговор тоже был о ней, о России.

— Много воды утекло со времени нашей последней встречи. Что изменилось с тех пор?

— Вы знаете, что у компании OTIS масштабное производство в Санкт-Петербурге. Два года назад мы открыли там новую линию по выпуску лифтов нового поколения — модельного ряда GeN2. Идея наладить в Питере производство линейки GeN2 пришла руководству компании сравнительно давно, но изначально мы собирались выпускать на заводе только модели с машинным помещением. Однако когда стал расти спрос на импортные высокотехнологичные лифты GeN2 без машинного отделения, было принято решение также наладить их производство в России. Особенность этих машин заключается в том, что они оснащены регенеративным приводом, за счет чего существенно снижается энергопотребление. Плюс к этому — освещение на светодиодах, что дополнительно экономит электроэнергию.

Сегодня лифты GeN2 мы производим как в европейских странах, так и в России. При этом везде для этих машин у нас установлен один и тот же уровень качества: они неотличимы друг от друга что в зарубежных странах, что в России. Сейчас мы работаем над расширением этой продуктовой линейки и параллельно увеличиваем наш инжиниринговый центр в Санкт-Петербурге.

— Планируете ли вы участвовать в федеральной программе по замене лифтов?

— Да. Хорошо понимаю, что бюджеты на замещение существующего лифтового парка в регионах небольшие, в то время как полноценное обновление обходится дорого — ведь при замене нужен не только сам лифт, необходимо еще выполнить целый ряд строительных и отделочных работ. Поэтому мы сейчас предлагаем так называемую поэтапную модернизацию.

— Что это значит?

— Сначала мы проводим модернизацию машинного блока и контроллера. А уже на втором этапе занимаемся всем остальным: меняем панели кабины, двери, декор и т.д. Это позволяет разнести расходы заказчика во времени. Главное, от чего зависит функциональность и безопасность лифта, в этом случае сделано на первом этапе. Что же касается эстетики лифта — о ней можно позаботиться на следующей стадии. Такой подход позволит в перспективе включить в программу замены российских лифтов и нашу самую современную линейку GeN2.

— А что с бюджетной линейкой, которую вы прежде выпускали в Питере?

— Мы ее и сейчас выпускаем. У нас две модели для массового сегмента, обе выпускаем в Питере — это модель OTIS2000R (экономичный сегмент) и GeN2.

В Европе сегодня нет какого-то специального лифта для экономичного сегмента: мы там везде ставим GeN2. Поскольку у компании OTIS в России хорошо локализованное производство, я полагаю, что со временем мы сможем эффективно продвигать в России GeN2 по всем сегментам рынка, в том числе и в бюджетной ценовой категории.

— Вы действительно уже почти все производите в России? Насколько я помню, 10 лет назад здесь производилось только 45% комплектующих.

— Да, сегодня мы выпускаем в России уже 85% комплектующих. Сейчас объем производства лифтов компании OTIS на заводе в Санкт-Петербурге в России составляет более 5000 единиц в год, причем более 60% от этого количества — лифты GeN2 нового поколения. У нас также есть завод в Щербинке, где мы делаем лебедки для лифтов с машинным помещением модели OTIS2000R — ЗАО «Щербинка ОТИС ЛИФТ».

— В ценовом отношении продукция OTIS стоит дороже, чем лифты исконно российских производителей? Как тогда OTIS выдержит ценовую конкуренцию в программе замены лифтов?

— Хочу первым делом отметить, что мы — российские производители, это следует из сказанного чуть ранее. Поэтому изменение валютных курсов практически на нас не влияет. Помимо того, что мы производим почти все комплектующие в России, на производстве и в сервисе OTIS работают российские специалисты. Поэтому мы конкурентоспособны и сохранили хорошую динамику заказов. Да, конечно наша продукция все равно дороже, чем продукция ряда других российских производителей лифтов. Но эта разница, уверяю вас, невелика и совершенно окупается качеством нашей продукции, а главное — ее безопасностью в эксплуатации. Безопасность для компании OTIS — это главный приоритет, наряду с финансовым контролем и этикой.

— OTIS всегда приятно удивлял российский рынок чем-то новым в техническом или технологическом плане. Планируете чем-то удивить россиян в ближайшее время?

— У нас есть так называемый проект «Connected elevator». Имеется в виду интеллектуальный лифт, подключенный к сети и максимально наполненный последними техническими разработками в лифтостроении. Электроника, конечно, используется и сейчас, но в лифте «Connected elevator» ее будет намного больше. Благодаря этому мы сможем быстрее и в наибольшем объеме собирать информацию о состоянии лифта, о любых технических сбоях, отказах и т.д. Иными словами мы сможем отслеживать состояние лифтов в удаленном режиме. С другой стороны, наши заказчики тоже смогут собирать более детальную статистику, подробно узнавать, как используются лифты.

У нас будет возможность собирать более полную статистику о том, какие проблемы чаще всего возникают, а затем вовремя направлять механиков на тот или иной объект, чтобы избежать неприятного развития той или иной проблемы. Механикам также не придется тратить несколько часов на поиск причины неисправности, информация о ней будет у специалистов заранее.

Представьте, что я механик, который обслуживает лифты. У меня в смартфоне находится вся необходимая информация о сегодняшнем маршруте: есть сведения по каждому лифту, с которым мне предстоит работать сегодня и возможность предупредить заказчика о том, когда я прибуду на объект. По смартфону я смогу быстрее связаться с инженером в центре поддержки, если возникнут какие-то вопросы в случае возникновения технической неисправности.

Плюс к этому, у меня будет доступ к базе данных по всем лифтам, которые я обслуживаю: прямо с телефона можно отправлять отчеты заказчикам и, при необходимости, заказывать необходимые запчасти.

Конечно же, сложно вообразить такой формат работы без управления и анализа очень больших объемов данных («Big Data»). Поэтому у нас есть партнерское соглашение с компаниями Microsoft и AT&T для реализации столь масштабного проекта. Мы запускаем проект «Connected elevator» в ряде стран уже в 2017 году и планируем, что в 2018 году проект стартует и в России.

— Но все это сделано только для удобства в эксплуатации? Будет ли что-то полезное и для пассажиров?

— Конечно! Много интересного и полезного будет в этом проекте и для пользователей. Лифт научится опознавать их по смартфону. С помощью него можно будет автоматически вызвать лифт, и он будет знать, на какой этаж вас отвезти. Это удобно и для хозяйки, которая идет домой с объемными сумками, возвращаясь после похода по магазинам, и для людей с ограниченными физическими возможностями.

Кроме того, лифт системы «Connected elevator» будет иметь доступ к различным каналам коммуникации. В нем будут расположены экраны, транслирующие различную информацию. Это может быть телевидение, погодные сводки, на них можно выводить также информацию о состоянии самого здания и т.д.

Представим себе такую малоприятную ситуацию: в лифте застрял ребенок, ему страшно одному в кабине. К нему можно будет обратиться с помощью того же экрана: видеосвязь с диспетчером поможет успокоить маленького пассажира.

Хочу заметить, что, если раньше такие возможности предусматривались в первую очередь для каких-то эксклюзивных коммерческих проектов, то сейчас речь уже идет о том, что они будут реализовываться в обычных жилых зданиях.

— Это конечно все здорово, но у меня сомнение: насколько реально будет обслуживать в России такие сложные лифты? Смогут ли «потянуть» этот проект наши обслуживающие организации? Тем более, что их выбирают на основе аукционов — и выбирают, как правило, того, кто назначит меньшую цену?

— Хороший вопрос. Пока как раз в компетенциях сотрудников мы видим основной барьер для внедрения проекта. Необходимы дополнительные тренинговые программы в области цифровых технологий, и мы сейчас занимаемся их разработкой. В основном, речь здесь идет о дополнительном обучении использованию смартфонов в работе.

В каждой стране будут назначены так называемые «капитаны», которые займутся организацией тренингов сотрудников. Они станут локальными техническими экспертами. Не скрою, это потребует от наших сотрудников достаточно большой перестройки в схеме их работы.

— С вашими сотрудниками — понятно. А что делать с теми сторонними организациями, которые придут эксплуатировать ваши лифты по аукциону?

— Да, знаю, на российском рынке, как и на любом другом, присутствуют компании, которые побеждают на тендерах, не имея специалистов должного уровня, не проводя тренингов по безопасности. Мы знаем о существовании компаний, которые с трудом видят грань между безопасной и прибыльной работой.

Мне кажется, что запрос на повышение безопасности должен исходить от профессиональных ассоциаций и от правительства. Во Франции и Германии, например, недавно были приняты новые законы в области безопасности лифтового хозяйства. Нам даже пришлось модернизировать в этих странах часть своего парка. Но нет сомнения, что ставка на безопасность наиболее важна в нашей работе. Здесь нет и не может быть компромиссов.

С другой стороны, завтра, когда будет развиваться цифровая платформа, нам проще будет контролировать работу техников и замечать неквалифицированное обслуживание наших машин. Если оно вдруг будет иметь место, мы сразу сможем его обнаружить — еще до того, как оно приведет к каким-то негативным последствиям в реальности.

— OTIS — это не только лифты. Как обстоит дело с другой вашей продукцией на российском рынке?

— Сегодня в России на лифты приходится примерно 85% нашего оборота. В те времена, когда я занимался непосредственно российским рынком, он рос очень быстро, но в первую очередь — в сегменте эскалаторов. Это объясняется тем, что тогда открывалось очень много торговых центров, проводилась реконструкция аэровокзалов, где устанавливали наши эскалаторы. Сейчас этот сегмент снизился, но я думаю, что он восстановится, когда в России возобновится экономический рост и увеличится рост коммерческой недвижимости.

— Каковы планы компании OTIS в области расширения присутствия на российском рынке?

— Я уже говорил, что мы расширили производство, сейчас мы открываем филиалы по всей стране (в тех регионах, где их раньше не было), чтобы увеличить покрытие: в Красноярске, Томске, Барнауле, Тюмени, Ярославле и т.д. Мы назначили локальных руководителей новых филиалов и подбираем технический персонал. Все это позволит эффективнее продавать нашу продукцию и лучше ее обслуживать.

Сегодня OTIS — единственная из российских компаний с зарубежными корнями, которая имеет здесь производство полного цикла.

К концу 2018 года в России должно быть около 60 филиалов компании OTIS. Сейчас их 50.

— Спасибо за интересную беседу!

Михаил ЗИБОРОВ

«Цифры и факты»:

— Каждый день лифты OTIS перевозят в России около 6 миллионов пассажиров;

— Средний уровень локализации компании в России — 85%;

— OTIS имеет в России 50 региональных центров, на российских предприятиях компании OTIS работает около 3000 сотрудников;

— У компании OTIS три производства в России: в Санкт-Петербурге, в Щербинке и в Москве.

Этот материал опубликован в декабрьском номере Отраслевого журнала «Строительство». Весь журнал вы можете прочитать или скачать здесь.

Вышел новый номер журнала Строительство!
скачать журнал
нет, спасибо