ИнформацияАналитикаПубликацииПроектыЗаконыПерсоныИнвестицииФотоВидео
НОПРИЗ: сливать – не складывать
17.10.2014

НОПРИЗ: сливать – не складывать

Закон о слиянии Нацобъединений изыскателей и проектировщиков можно считать состоявшимся. Но когда схлынет волна восторга у одних и оторопь у других, стоит задать один вопрос: а как все это будет выглядеть технически?

Закон, столь стремительно проведенный через Федеральное Собрание, конкретных ответов по процедуре слияния не дает. Он, скорее, подкидывает сообществу новые проблемы, чем решает старые. И поскольку ответов нет, то попробуем для начала правильно сформулировать вопросы. Возможно, на них кто-то сможет ответить аргументировано и профессионально.

Полное обнуление

Не уверена, что проектное и изыскательское сообщества отдают себе отчет в том, что на самом деле произошло, и чем это им грозит. У нового Нацобъединения нет ничего – ни Устава, ни других регламентирующих документов. Нет Совета, Ревизионной комиссии, координаторов в округах и комитетов. Нет аппарата, офиса и президента. Нет общего бюджета, плана работы на 2015 год и приоритетных направлений.

Представителей нового Нацобединения нет ни в одном экспертном совете, рабочей группе и оргкомитете.

Упраздняемые НОП и НОИЗ должны на своих съездах принять решение о слиянии. А что будет, если съезд проголосует против такого решения? Закон такого варианта не предусматривает, а зря – его вполне можно было прогнозировать.

На учредительный съезд НОПРИЗа должны быть вынесены для утверждения Устав и прочие регламентирующие документы. Кто их разрабатывает и на каких принципах? Затем их будет утверждать Минюст – это еще месяца полтора. И только после этого можно объявлять выборы Совета и президента. И даже если объявить их на съезде – это минимум месяц избирательной кампании. А до съезда это сделать невозможно, потому что некому объявлять и некуда избираться. То есть, после создания НОПРИЗа на учредительном съезде оно на полтора месяца остается без руководства. Назначать на съезде местоблюстителя? Кого? Опять почетного вице-президента НОПа Анвара Шамузафарова? Но он теперь тоже остается без почетной должности. Как и кто в этой ситуации будет работать? Ответов пока, по всей видимости, ни у кого нет.

И это уж не говоря о том, что «благодаря» новому закону у Нацобъединений теперь есть два исполнительных органа: коллективный – Совет и единоличный – президент. Кто главнее? При таком управлении управления не будет в принципе. Хаос НОИЗа разрастется до масштабов НОПРИЗа и парализует работу нового Нацобъединения, а заодно и НОСТРОя на несколько месяцев, до внесения необходимой поправки в закон, которую сейчас впопыхах то ли потеряли, то ли забыли внести.

Как выбирать?

Очевидно, что простым сложением слить два Объединения в одно новое не получится. Тогда на каких принципах будет проходить слияние? Учитывая, что СРО проектировщиков – 193, а СРО изыскателей – 40, не будет ли это выглядеть простым поглощением,  где права меньшинства будут нарушены? А, как известно, любое нарушение прав формирует жесткую оппозицию.

Значит, в этой ситуации нужно прописывать квоты во всех управляющих органах НОПРИЗа для проектировщиков и изыскателей. Поскольку соотношение сил 4,8 : 1, в такой пропорции надо бы сформировать Совет и Ревизионную комиссию НОПРИЗа. То есть, в Совете нового Нацобъединения изыскатели должны гарантированно получить, как минимум, 5 мест. С другой стороны, 21 проектировщик задавит любые предложения изыскателей, и провести какое-либо решения через Совет изыскателям становится невозможно. Значит, поровну? Но тогда ущемляются интересы проектировщиков…

И, кстати, изыскатели выбирали Совет прямым голосованием, а проектировщики – на окружных конференциях. Какой механизм останется сейчас? Если останутся окружные конференции (что еще тоже необходимо утвердить), координаторов по округам в любом случае придется переизбирать, и изыскатели могут бороться за эти посты наравне с проектировщиками. Кто сказал, что у них получится хуже?

И последнее о выборах: на пост президента нового Нацобъединения могут претендовать и проектировщики, и изыскатели – ограничений никаких. И если кто-то сейчас уже готов назвать фамилию нового президента, стоит все-таки пока помолчать – ситуация непредсказуемая. Но очевидно, что кто бы ни стал президентом НОПРИЗа, ему придется подумать о том, как защитить интересы столь разношерстного сообщества. Возможно, придется вводить посты двух первых вице-президентов: от проектировщиков и от изыскателей. На какой основе? Платной или общественной? И ответы на эти вопросы тоже пока никто не ищет.

Как платить?

Но самый интересный вопрос, как всегда, - про деньги.  Как СРО, вошедшие по факту в новое Нацобъединение, будут платить членские взносы? Напомним, что сейчас изыскательские СРО платили в НОИЗ взносы из расчета 3 тысячи рублей в год с организации, входящей в СРО. Проектировщики – 4 тысячи. Взносы будут увеличиваться для изыскателей или уменьшаться для проектировщиков? Или они будут разными в зависимости от вида деятельности? Но тогда получается заведомое неравенство внутри одной структуры.

Второй вопрос: какова будет минимальная численность компаний, входящих в СРО? Сейчас в НОПе и НОИЗе она также разная. Изыскателям придется дотягивать до уровня проектировщиков? Но где взять такое количество новых изыскательских компаний? А если не найти, что будет с маленькими СРО, созданными в рамках предыдущего закона? Они будут сливаться? А компфонды?

И, кстати, о компфондах: взносы в них в НОПе и НОИЗе также разные. Какой взнос определит НОПРИЗ? Изыскателям придется добавлять? Или все останется на прежнем уровне? Опять неравенство, разночтение и хаос.

О СРО кто-нибудь подумал?

Наивно думать, что слияние  - кто-то говорит, что техническое – двух Нацобъединений не затронет интересы саморегулируемых организаций. Начнем с того, что сейчас у тех же атомщиков существуют СРО и проектировщиков, и изыскателей. Теперь обе эти СРО  - в одном НОПРИЗе. Два члена – два взноса? А оно Виктору Опекунову нужно? То есть, нужно сливать организации – но как? Что будет с компфондами и свидетельствами о допуске к видам работ? И таких СРО сейчас в НОПРИЗе наберется не один десяток. То есть, по факту, членов нового Нацобъединения должно стать меньше – меньше будет и бюджет. И нужно ли СРО платить вступительный взнос в новое Нацобъединение?

Еще один момент: могут ли теперь проектные СРО выдавать свидетельства о допуске изыскательским кампаниям, и наоборот? Что будет со старыми допусками? Означает ли это очередную массовую замену документов? И нужно ли саморегулируемым организациям срочно и массово собирать общие собрания и вносить изменения в Уставы о том, что они теперь члены нового Нацобъединения? А потом все эти изменения регистрировать в Ростехнадзоре и Минюсте? Объем этой работы кто-нибудь себе представляет?

И как в этой ситуации будет действовать Ростехнадзор – держатель Реестра СРО? Ведь сейчас нужно не просто сливать реестры в один, а перерегистрировать СРО вместе со всеми их допусками! На сколько месяцев растянется эта работа? Сколько контрактов у членов СРО будет сорвано? Сколько денег недополучат и изыскатели, и проектировщики?

У кого бы получить ответы хотя бы на половину возникших вопросов? И кто гарантирует, что в процессе слияния не возникнут непреодолимые препятствия, о которых в спешке принятия закона никто даже и не подумал?

Лариса Поршнева
Вышел новый номер журнала Строительство!
скачать журнал
нет, спасибо