ИнформацияАналитикаПубликацииПроектыЗаконыПерсоныИнвестицииФотоВидео
НОСТРОЙ: Битва за Реестр
11.09.2017

НОСТРОЙ: Битва за Реестр

1 сентября в Национальном объединении строителей (НОСТРОЙ) произошло событие, которое можно считать своеобразным рубежом, - в этот день свои документы в Национальный реестр специалистов подал стотысячный кандидат. Им стал Александр Петрович Филинов, заместитель генерального директора по строительству московской строительной компании «Континент-строй».

Таким образом, можно говорить, что Нацреестр специалистов (НРС), за который отвечает, НОСТРОЙ, в целом сформирован и начал свою активную работу. При этом еще в апреле с.г. многие «доброжелатели» уверенно говорили о том, что за 3-4 месяца проверить документы и внести десятки тысяч специалистов в Нацреестр точно не получится, а в самом НОСТРОе шли бурные дебаты между сторонниками минимальных проверок документов и теми, кто предлагал весь пакет заверять у нотариуса и, более того, обязать нотариусов отправлять по электронной почте эти документы в НОСТРОЙ.

«Золотая середина» между этими позициями была найдена на заседании Совета НОСТРОя 17 февраля, когда  президент НОСТРОя Андрей Молчанов после бурной дискуссии принял волевое решение о том, что в обязательном порядке должны быть нотариально заверены заявление кандидата в Нацреестр и подпись его на этом заявлении и копия диплома о высшем образовании. Таким образом, для заявителя наступала уголовная ответственность за предоставление заведомо ложных сведений, а для нотариуса,  как минимум, административная за заверение заведомо ложных документов. Этим решением были поставлены первые преграды на дальних подступах к Нацреестру для желающих «нарисовать» себе дипломы. Справка о судимости отсекала от НРС «мертвые души», СНИЛС подделывать бессмысленно, а выписка из трудовой книжки достаточно легко проверяется на предмет стажа по определенной методике, а также по запросу в Пенсионный фонд. В целом требования НОСТРОя к набору представляемых кандидатом документов соответствовали требованиям законодательства, а также отвечали главной цели – сформировать достоверную и качественную базу ответственных специалистов строительной отрасли.

КОМАНДА
По предварительным подсчетам, в Нацреестр специалистов должно было прийти, как минимум 180-200 тысяч заявлений. Также с уверенностью можно было прогнозировать, что основной вал документов придется на июнь-июль, поскольку требование о наличии специалистов в НРС для компаний – членов СРО вступало в действие с 1 июля с.г.

Для упорядочения работы еще весной этого года был разработан регламент ведения Нацреестра – внутренний документ, который утвердили на заседании Совета НОСТРОя. При этом президент НОСТРОя Андрей Молчанов принимал самое активное участие в создании документа, разбирал постранично, отслеживал корректировки, вникал в  тонкости процедуры. Так что уровень внимания к работе над НРС был максимально высоким.

НОСТРОЙ объявил о начале приема документов в НРС с 5 апреля, но тогда в день поступало не более 30-40 заявлений. Это была тестовая эксплуатация, т.к. приказ Минстроя России №688 «О порядке ведения Национального реестра» на тот момент еще не был зарегистрирован Минюстом России. На конец мая, когда НРС уже заработал в полном объеме, заявлений удалось собрать чуть более 10 тысяч. Отметим, что в это время к формированию Нацреестра активно подключился Минстрой России – Михаил Мень посетил НОСТРОЙ и НОПРИЗ, увидел, что из регионов документы поступают очень медленно и дал указание еженедельно поднимать этот вопрос на селекторных совещаниях с министрами строительства в регионах. Этот толчок вкупе с надвигающимся 1 июля и обусловил скачкообразный рост заявлений от кандидатов в первой декаде июня.

В этой ситуации главным для НОСТРОя было сформировать команду из своих и привлеченных сотрудников, которая смогла бы работать  практически в круглосуточном режиме, но качественно и ответственно. Возглавили работу над НРС заместитель исполнительного директора Сергей Пугачев и директор департамента профобразования Надежда Прокопьева.

Рассказывает Надежда Прокопьева:
- Это, действительно, была коллективная работа, пришли хорошие молодые ребята, и привнесли весь свой молодой задор и понимание, над каким серьезным проектом для страны они работают.  Работали очень ответственно, по вечерам и в выходные. Быстрое формирование Реестра - это коллективная заслуга.  Причем решение руководства привлечь молодежь было принципиально верным, потому что они обладают огромной энергией и работоспособностью. Мы вспомнили принципы «социалистического соревнования» и устанавливали норму выработки на 1 человека при обработке заявлений: сначала это было 50 заявлений в день, потом дошло до 70-80 в день, за повышенные результаты давалась премия, руководство стимулировало лучших сотрудников.

При этом нельзя говорить о штурмовщине и невнимательности, поскольку была двухуровневая система контроля поступающих документов¸ Первичная проверка проводилась сотрудником, который прикладывал к пакету документов свое заключение (то есть, можно персонально установить, кто проверял каждое из 100 тысяч заявлений). Затем эти заявления вместе с заключением проверялись перед вынесением на комиссию уже узким кругом «доверенных лиц». Все спорные моменты разбирались на заседании комиссии под руководством Сергея Пугачева.  То есть, на втором уровне  проверялось качество первичной обработки документов. Если сотрудник на первом этапе делал работу некачественно, с ним расставались.

Кроме того, мы разработали логистические  схемы, по которым документы двигались из кабинета в кабинет. У каждого региона был свой куратор и команда, которая принимала и рассматривала заявления только этого региона. Мы оптимизировали рассадку людей, использовали для папок вместительные коробки, которые по мере проверки перемещались из одного кабинета в другой. И именно так и справились с пиковыми нагрузками – а на пике у нас работали более 100 человек в две смены, без выходных.

Сейчас такого наплыва документов нет, и коллектив работает в одну смену, и даже с выходными. Мы думаем, что количество заявлений будет плавно сокращаться от 1000 заявлений в день в октябре и до 500 заявлений в день в декабре. Но и при таком графике у нас к концу года в НРС будет 130-140 тысяч специалистов.

Нужно понимать, что такой объем работ, да и сама работа делалась на площадке НОСТРОя впервые, и именно поэтому большинство вопросов и узких мест выявлялось уже в процессе наполнения Нацреестра. При этом процесс вышел на пиковую фазу практически в самом начале работы – с начала июня количество заявлений росло ежедневно, и на пике в НОСТРОе принимали по 3,5 тысячи заявлений в день.

О ТЕХ,КТО РАБОТАЛ И КТО МЕШАЛ
Конечно, были задержки в проверке документов, конечно, были претензии со стороны и СРО, и самих кандидатов, что некоторые  заявления долго не обрабатываются, но таких претензий по сравнению с общим объемом работы было не более 5%. Ситуацию нагнетали и несколько сайтов, где яркими красками расписывались многочасовые очереди на подачу документов, ночные дежурства кандидатов и прочие ужасы. На этом фоне тут же активизировались некие посредники, которые за 20-30 тысяч рублей предлагали помощь в заполнении заявления, доставке документов в НОСТРОЙ и внесении в реестр «через своего человека» за 3-5 дней. Однако в НОСТРОе неоднократно заявляли, что внести документы в НРС в обход процедуры и без очереди практически невозможно.

Хуже всего, что в качестве критиков выступали коллеги, которые вместо того, чтобы помочь в работе, забрасывали органы власти и НОСТРОЙ письмами, замечаниями и обращениями, иногда с откровенно ложными сведениями. Более всего на этом поприще постарались сахалинские саморегуляторы и господин Евгений Карант.

За это время от Валерия Мозолевского поступило 23 многостраничных письма-предложения, а Евгений Карант написал всего 5 обращений, но не в НОСТРОЙ, а к Президенту России, в Минстрой и в другие органы власти. НОСТРОЙ до сих пор готовит ответы на письма Е. Каранта, в которых он пишет, что Нацобъединение нарушило требования закона о персональных данных, запрашивая сведений больше, чем это необходимо.

Исполнение требования закона о сохранении персональных данных стало непростой задачей при формировании НРС.

О том, как налажена эта процедура, рассказывает исполнительный директор НОСТРОя Виктор Прядеин:
- Конечно, был большой объем работы, связанный с персональными данными. Для выполнения требований закона нужно было провести исследования уровня защищенности, выявить модель угроз, сделать проект по защите от этих угроз и потом его реализовать в техническом исполнении. Эта работа проводилась параллельно с запуском НРС, сейчас мы ее уже закончили, и Роскомнадзор внес нас в перечень лиц, работающих с персональными данными.

Всю персональную информацию мы требуем от заявителя на основании законов и норм, чтобы можно было провести правильную идентификацию членов НРС. Например, у нас есть в реестре Молчанов Андрей Юрьевич, но это не президент НОСТРОя, а инженер из Курской области. Полных тезок очень много! Поэтому идентификационный номер может быть только по СНИЛСу, который абсолютно индивидуален, поэтому мы его и запрашиваем. У нас он проверяется при введении программным алгоритмом по контрольной сумме. Была ситуация, когда поступило заявление от человека об исключении его из НРС, потому что заявление он не подавал – мы проверили и поняли, что включен его полный тезка - совершенно другой человек, а определить это можно только по СНИЛСу. Кроме того, каждому члену реестра присваивается уникальный порядковый номер, который формируется по заданной маске и помогает идентификации специалиста в Нац.реестре уже без раскрытия персональных данных.

Когда мы решали задачу по защите персональных данных для лиц, включаемых в Национальный реестр, заодно навели порядок в других областях деятельности НОСТРОЙ, которые также требуют защиты персональных данных.

ПРОБЛЕМЫ
Одной из главных проблем при внесении специалистов в НРС стало соответствие образования перечню специальностей, утвержденных Минстроем России. На начальном этапе в него вошло около 300 специальностей. При этом ряд смежных со строительством специальностей (энергетики, монтажники оборудования), а также военные строители пока в него не вошли. В ближайшее время этот перечень должен расшириться еще на 100 позиций.

Рассказывает Виктор Прядеин:
- Необходимо четко определить, кого мы хотим видеть в Нацреестре: формальных или реальных высокопрофессиональных специалистов? Есть ситуации, когда специалист со специальностью, например «машиностроение», много лет возглавляет Управление капитального строительства крупного машиностроительного завода. На этом заводе они своими силами осуществляют реконструкцию, капремонт, переоборудование производственных мощностей. По формальным признакам он может никогда не попасть в Нацреестр, а по опыту и по сути он должен там быть. И таких случаев довольно много – у энергетиков, газовиков, нефтяников. Как работать с этими специалистами?

Наши эксперты из МГСУ говорят: эти руководители в институте не изучали сопромат, строительную физику и организацию строительства. Да, не изучали, но если металлург руководит УКСом своего металлургического комбината, это нормально, потому что он должен понимать, прежде всего, как функционирует его производство и как именно его нужно реконструировать и расширять. . И именно этот руководитель должен подписывать все документы на сдачу объекта.

Ведь если поднять ФГОСы по многим инженерным специальностям, то там в разделе «Виды профессиональной деятельности» будет в числе прочих стоять «организационно-управленческая». Высшее образование готовит организаторов, которые смогут нанять под каждый проект уже узких специалистов и организовать соответствующую работу. Ведь строительство – это отрасль с проектным управлением и каждый проект не похож на предыдущий. Не все специалисты строят у нас в стране мосты и тоннели. Кто-то ведь проводит капитальный ремонт кровли в многоквартирных домах или подключает объекты к сетям коммунальной инфраструктуры, или организует реконструкцию промышленных предприятий.

Практика показывает, что к нам приходят люди с очень хорошим послужным списком, со стажем работы 15-20 лет, а образование не соответствует перечню специальностей. С такой ситуацией нужно разбираться очень тщательно, и разговор этот надо продолжить.

Из этой ситуации вытекает вопрос дополнительного профобразования -  оно состоит из повышения квалификации и диплома переподготовки, который сейчас является предметом дискуссий. НОСТРОЙ не признает в качестве диплома о профильном образовании диплом о переподготовке, потому что он не является дипломом о высшем образовании. Дело в том, что на переподготовку учебному заведению нужна только образовательная лицензия, а госаккредитация и федеральные образовательные стандарты не нужны. То есть, переподготовка, также как и повышение квалификации, идет по программам, которые утверждает само учебное заведение, а таких сегодня на рынке тысячи.

И как только появился НРС, появились предложения от этих псевдообразовательных компаний о переподготовке за 2 дня за 20 тысяч рублей, т.е., фактически, торговля «корочками». В Нацреестр  поступает очень много заявлений от юристов и экономистов с дипломом переподготовки на строителя. Конечно, мы таких кандидатов в НРС принять не можем. Если бы право выдавать дипломы о профессиональной переподготовке и проводить обучение принадлежало только государственным вузам и количество часов было бы не менее 500, вот тогда бы эти дипломы можно было признать. А сейчас  в законе четко написано: диплом о высшем образовании, и ДПО к нему не относится. Так что смысла покупать такие «корочки» или проходить реальное обучение ради включения в НРС нет.

НАРУШИТЕЛЬ НЕ ПРОЙДЕТ!
Таланты нашего народа в изобретении способов обойти закон воистину феноменальны, поэтому при создании Нацреестра появились «умельцы», которые пытались обойти требования на всех этапах и даже откровенно подделать документы. Однако для специалистов НОСТРОя делом чести стало вылавливать таких нарушителей и не допускать их документы в НРС.

Рассказывает Виктор Прядеин:
- Мы очень внимательно проверяем достоверность всех документов. Конечно, нотариус не проверяет подлинность диплома, но он документ все равно смотрит и понимает, что если сделает что-то незаконное, ему придется отвечать. Хотя несколько раз к нам приходили весьма сомнительные документы, заверенные нотариусами. Эти случаи можно посчитать на пальцах одной руки.
Кроме того, все «юридические компании», которые раньше активно торговали допусками, а сейчас предлагают услуги строителям по включению в НРС, находятся в поле нашего зрения. Мы им звоним, делаем «контрольные» закупки, но пока ни одного предложения о подделке документов не прозвучало, потому что это уголовно наказуемое деяние.

Хотя отдельные документы с признаками фальсификации мы все же находим. Например, присылают СНИЛСы с поддельными номерами, но у нас программа это очень быстро определяет. Несколько раз пытались представить поддельные дипломы, иногда очень топорные, сразу видно, что фамилия вставлена в диплом, и при этом копия нотариально заверена. Такие случаи мы регистрируем, а потом передадим в правоохранительные органы, которые очень заинтересованы в нашей информации, для них открывается новое поле деятельности.Нужно сказать, что таких случаев пока немного – около 20, но мы их зафиксировали.

Еще один момент: мы принимаем копию трудовой книжки, заверенную работодателем, и туда, конечно, можно много чего внести. Например, стоит печать московской компании на записи от 2007 года, а мы выясняем, что эта компания перебралась в Москву только в 2011 году, то есть, трудовую книжку нарисовали постфактум. Также некоторые соискатели пытаются подделывать записи, написать текст на ксерокопии трудовой книжки, хотя это тоже при должном внимании выявляется.

Еще раз хочу всех призвать: не присылайте подделанные документы! Мы это все равно рано или поздно выявим, передадим дела в органы МВД, а этот специалист уже никогда больше не войдет в Нацреестр. Более того, мы в ближайшее время начнем встречную проверку всех данных из НРС, в том числе, дипломов, стажа и если найдем пропущенные подделки, или недостоверные сведения, будем обязательно исключать.

Сегодня в работе с НРС наступает зона ответственности СРО, когда они должны проверить наличие специалистов из реестра в каждой своей компании. И хорошо, если бы в выписке, которую СРО дает своему члену, была информация о двух специалистах в Нацреестре – это помогло бы бороться с новым для нас явлением – продажей инженеров «в аренду» для Нацреестра, потому что наши изобретательные сограждане теперь пытаются торговать не «корочками», а специалистами.

Мы знаем, что некоторым инженерам со стажем на почту приходят предложения войти в НРС от какой-либо «юридической компании» и получать за это 10 тысяч рублей в месяц. Особенно таких «кадровиков» интересуют безработные инженеры, которые сами подали документы в НРС, – их ищут по заказам строительных компаний, которые состоят, или хотят вступить в СРО, а специалистов не имеют..
Может возникнуть ситуация, когда один специалист будет трудоустроен, например, в 10 строительных организациях на 0,1 ставки, а трудовая его при этом будет лежать в сейфе «юридической компании». Обнаружить это помогут СРО, которые должны отмечать в своем реестре членов, за какой конкретно компанией чистился сотрудник из НРС. Тогда и обнаружится, что один и тот же человек трудоустроен в нескольких регионах.Поэтому наш следующий шаг – это совмещение Единого реестра членов СРО и Национального реестра специалистов. Это позволит ликвидировать «бумажную» занятость, а также тех посредников, которые будут торговать специалистами. У нас былслучай, когда позвонил реальный человек и сообщил, что его «трудоустроили» уже в трех местах. Он живет и работает в Екатеринбурге, хотя сам родом с Северного Кавказа. Так вот, мы получили кроме его оригинального заявления еще два заверенных нотариусом заявления этого соискателя. Эти заявления мы  сейчас отдаем в органы МВД, пусть проверяют нотариусов, которые заверяли такиезаявления.

Наша общая задача с Ростехнадзором и Минстроем сделать так, чтобы не было продаж специалистов без занятости.

НРС ЕСТЬ. ЧТО ДАЛЬШЕ?
Итак, мы можем констатировать, что Нацреестр в принципе сформирован. Вопрос в другом: когда он заработает и насколько будет востребован? Ведь сейчас из него трудно понять, какова реальная квалификация и опыт каждого конкретного специалиста.

Отвечает Виктор Прядеин:
- По моему мнению, Нацреестр – это система, которая формируется несколькими этапами и несколькими ступенями. Мы сейчас на первой ступени, проверяем квалификацию и стаж кандидатов – наполняем реестр. Второй ступенью сейчас активно начали заниматься СРО: они проверяют наличие этих реестровых специалистов в штате своих компаний-членов. Третья ступень – это заказчики, которые при заключении контрактов уже должны начать интересоваться, есть ли у компании-подрядчика специалисты в реестре. А четвертая – это органы гос.стройнадзора, которые будут проверять те ли люди подписали на стройке исполнительную документацию и акты. Поэтому НРС заработает тогда, когда на всех 4-х уровнях будет востребован.

И вообще, формирование Нацреестра – это только начало. Мы уже много раз говорили, что нужно сделать так, чтобы состоять в Нацреестре было престижным для специалиста. И вот когда на визитке инженера вместе с должностью будет написано: член Национального реестра специалистов, и номер такой-то, и каждый инженер для подписи документов будет иметь персональный штамп с таким номером, это и будет настоящее внедрение Нацреестра.

Лариса Поршнева
 

Вышел новый номер журнала Строительство!
скачать журнал
нет, спасибо