ИнформацияАналитикаПубликацииПроектыЗаконыПерсоныИнвестицииФотоВидео
«Английский газон» российской медиации пока не пророс, но уже засевается
24.03.2019
Бизнес

«Английский газон» российской медиации пока не пророс, но уже засевается

«…Лучшая услуга для клиента – оградить его от судебного разбирательства». Уоррен Эрл Бергер, Председатель Верховного Суда США. 1982 г.

Арбитражные суды всех уровней буквально тонут в миллионах судебных споров хозяйствующих субъектов. Однако довольно часто дело могло бы и не дойти до суда, если бы на самом первом этапе конфликта в дело включились медиаторы, а также были бы подключены другие механизмы решения возникших проблем.

Каким образом вне суда можно разрешить конфликт заказчика с подрядчиком, подрядчика с поставщиком, владельцев компании при разделе бизнеса, и насколько эти механизмы актуальны для строительной отрасли, обсудили участники Третьей Международной научно-практической конференции «Внесудебное разрешение хозяйственных споров в инвестиционно-строительной сфере», которая прошла на площадке РАНХиГС в Москве.

В конференции под председательством завкафедрой РАНХиГС Натальи Ясько приняли участие ученые, практикующие медиаторы, представители законодательных и исполнительных органов власти, судебной системы и строительной отрасли. В течение шести часов на конференции обсуждались актуальные проблемы применения внесудебных способов урегулирования разногласий и конфликтов как превентивных механизмов снижения социальной напряженности в жилищном строительстве, а также банкротства строительных предприятий.

Открывая конференцию, Наталья Ясько посетовала на тот факт, что хозяйственных судебных споров в области строительства стало очень много, причем их количество постоянно растет, поскольку в рамках довольно дешевой судебной процедуры стороны стали очень лихо перекладывать свои споры на плечи судей. При этом в строительной отрасли ежегодно банкротится компаний больше, чем регистрируется, поскольку профессиональный малый и средний бизнес не выдерживает новых законов и уходит с рынка, а на его место приходят очень некомпетентные люди. И это также провоцирует рост судебных разбирательств при одновременном ухудшении бизнес-процессов. Поэтому, по словам Н. Ясько, специфика реализации крупных инвестиционно-строительных проектов диктует необходимость введения процессов медиации практически на всех этапах этих проектов.

На самом деле бизнесу судебные разбирательства не нужны, а особенно малым и средним компаниям – это потеря времени и денег, однако при отсутствии других механизмов разрешения конфликтов суд остается наиболее доступной площадкой для «разборок». При этом, как уверен член президиума «ОПОРЫ России» Евгений Пожидаев, до 90% конфликтов в рамках малого и среднего бизнеса можно уладить до суда, а вот тяжбы между крупными компаниями и малыми и средними предпринимателями, как правило, превращаются в судилища с неизбежным банкротством «малыша». Еще более безнадежны ситуации, когда свои обязательства перед бизнесом не выполняют государственные заказчики или госкомпании – тут добиться правды по суду практически невозможно. И Президент Путин в своих посланиях может сколько угодно говорить о том, что нужно исключить давление на бизнес – те, кто слушают эти послания, сидя в зале, делают вид, что их это не касается. Добавим к этому «изысканные» методы силовиков в обращении с предпринимателями и увидим, что бизнесу крайне необходимы посредники в улаживании хотя бы своих конфликтов. При этом сфера недвижимости всегда находится в центре хозяйственных и судебных споров – в 2018 году она добавила несколько сотен тысяч исков в тех 2 млн дел, которые в этом же году открылись в арбитражных судах. В целом же сегодня зарегистрировано 27 млн обращений в суд, но при этом довольно часто легче получить решение суда, нежели затем добиться его исполнения: сейчас исполняется только каждое третье судебное решение (а некоторые эксперты называют цифру в 15%). В общем, выход в этой ситуации видится в третейских судах, системе медиации и других нетрадиционных способах разрешения конфликтов.

Медиатор – это скорая помощь для участников конфликта

При этом, как признают эксперты, специализирующиеся на внесудебных способах разрешения конфликтов, без сильной судебной системы не могут развиваться и внесудебные механизмы, в том числе и медиация.  Однако медиация, по сути, прямо противоположна судебному процессу – это не примирение сторон, а нахождение решения конфликта, которое устроит всех. При этом нет никакой публичности, как при судебном процессе, вся процедура и вся информация остается сугубо конфиденциальной. Медиатор – не судья, он организатор процесса, эксперт, который помогает сторонам найти общий язык и снять конфликтную ситуацию.

Для строительной отрасли очень важны гибкие способы разрешения споров, начиная со стадии инициации проектов и выработки условий договора, уверена президент НП «Национальная организация медиаторов» Цисана Шамликашвили. Уже на этом этапе между сторонами возникают споры и разногласия, поскольку мнения бывают весьма полярными. А после переговоров с участием медиатора стороны начинают подходить и к договору, и к бизнес-процессам гораздо реалистичней, тем более, что большинство контрактов по факту заключается поспешно, а потом начинаются проблемы с их исполнением.

Как практикующий эксперт-медиатор Цисана Шамликашвили предложила несколько способов для внесудебного разрешения конфликтов. Так, в каждом проекте имеет смысл создавать коллегии по урегулированию споров, чтобы весь процесс регулировал профессиональный независимый медиатор. Это «скорая помощь» для участников проекта, она обеспечит качественные коммуникации между сторонами, чтобы производственный процесс не прерывался на судебное выяснение отношений. Кроме того, необходимо формировать институт медиативной оговорки, когда в контрактах присутствует положение о разрешении споров посредством медиатора. В Европе эта оговорка широко используется, и подобная культура деловых взаимоотношений должна развиваться в любом современном обществе. В целом же медиация - это равноправный диалог сторон для разрешения конфликта и развития культуры деловых отношений.

 Ситуация в строительной отрасли прирастает конфликтами и судебными разбирательствами еще и потому, что уже третий год ее сотрясают непрерывные реформы. Многоэтажный дом начинает строиться по одним законам, а заканчивает – по другим, если вообще застройщик выживет в рамках новых требований. Количество новых законов, поправок к ним и поправок в поправки превысило все разумные пределы, и большинство из этих законов очень далеки от реальности. Но ни один закон, который не основан на реальной жизни, работать не будет, уверен представитель Российской гильдии управляющих девелоперов Алексей Дыков. Особенно нереально преодолеть новыми законами экономический кризис, отсюда суды, банкротства и т.д. А способов разрешения конфликтных ситуаций сейчас очень немного, и главный из них – суд. Хотя было бы идеальным, чтобы большая часть конфликтов решалась на уровне медиации и третейского суда. И уж если спор выносится в суд, это должно означать, что сторонам договориться не удалось. Именно такой процесс разрешения конфликтов для строительной отрасли был бы идеальным.

При этом очень большое количество судебных разбирательств инициировано органами госвласти и, прежде всего, налоговой инспекцией – как правило, это иски о банкротстве, и их количество увеличилось на 30%. А в целом кредиторы, в том числе и сотрудники компаний, возбуждают 75% всех исков о банкротстве. При этом, для того, чтобы такой иск появился, достаточно, например, чтобы просрочка выплаты зарплаты была 3 месяца и долг составлял 300 000 рублей. Как пример: задолженность московских компаний по зарплате в среднем составляет 237 тыс. руб., то есть почти все они находятся в зоне риска. А иск о банкротстве в интересах кредиторов – это практически всегда ликвидация компании. Если же банкротится застройщик, он тащит за собой банкротства подрядчика, субподрядчиков, дольщиков, вложивших деньги в жилье, которое они не получат, и убытки банков. Именно поэтому должны быть процедуры, улаживающие конфликт до подачи заявления в суд.

Арбитраж мечтает о медиации

В России удобное и эффективное арбитражное судопроизводство, рассказала начальник отдела Десятого арбитражного апелляционного суда Лариса Зайцева. Однако арбитражные судьи отстранены от процедур примирения, это не их задача, и поэтому только 2% всех дел заканчиваются мировым соглашением, 6% - отказы от иска и только 20-30 дел в год заканчиваются примирением сторон. Много это или мало, говорит тот факт, что средняя нагрузка на арбитражных судей в России – 106 дел в месяц, а в Москве – 250 дел в месяц, при этом сроки рассмотрения дел соблюдаются в 96,5% случаев.

Л. Зайцева отметила, что сейчас в России бизнес-этика находится в начальной стадии своего развития, и поэтому очень часто бизнес использует суд для внутрикорпоративных споров. При этом в Великобритании 70% споров в строительстве решаются путем самостоятельных переговоров, в том числе с помощью медиаторов. Поэтому для формирования и развития согласительных процедур в России выход тот же самый, как для английского газона: тщательно засеять поле и косить 300 лет.

В настоящий момент в Государственной Думе готовится ко второму чтению закон о совершенствовании примирительных процедур – фактически, это попытка мягкого регулирования досудебных разбирательств и предоставление значительной свободы практикам. При этом необходимо обеспечить участие в примирительном процессе всех сторон, в том числе органов власти.

Мирись, мирись и больше не судись!

Однако арбитражные суды все-таки понемногу начинают заниматься примирительными процедурами – о практике комнаты примирения Арбитражного суда г. Москвы очень подробно рассказала судья Арбитражного суда г. Москвы Лидия Агеева.  Комната примирения действует в арбитражном суде Москвы с 2012 года, причем посещение этой комнаты и услуги медиатора для примиряющихся сторон совершенно бесплатны. По мнению Л. Агеевой, сейчас главное – разъяснительная работа, чтобы конфликтующие стороны знали о возможности внесудебного примирения и разрешения конфликта. И если хотя бы 1 из 10 спорящих пойдет на процедуру примирения, могут прекратиться срезу несколько исков в многослойных делах.

В комнате примирения Арбитражного суда Москвы работают высококвалифицированные медиаторы, при этом туда могут прийти спорящие стороны как до подачи заявления в суд, так и по рекомендации судьи Арбитражного суда. И если суд направляет стороны в комнату примирения, это значит, что в споре не будет слабой и проигравшей стороны, что очень важно: в результате примирения чем-то поступятся, а что-то выиграют обе стороны. «Медиатор – это терапевт перед хирургией суда», - образно сказала Л. Агеева и добавила, что по ее мнению, эта процедура должна стать обыденной и лучше, если комнаты примирения появятся в судах первой инстанции – тогда очень большое количество дел просто не будет начато.

О том, что внесудебные процедуры очень нужны, говорит рост обращений в комнату примирения: в 2013 году их было 190, а в 2018 – уже 1020. Это говорит еще и о том, что люди и компании начинают заботиться о своей репутации, которой судебный процесс может нанести большой ущерб.

О том, что «английский газон» российской медиации постепенно засеивается, в ходе конференции доказали практикующие медиаторы, в том числе сертифицированный медиатор из Санкт-Петербурга Евгений Киселев. Он создал группу медиаторов, которая внимательно изучает картотеки дел арбитражных судов, благо они открыты, и выбирает дела, по которым можно инициировать процедуру медиации. Обычно это 1 дело из 20-30 просмотренных. Затем медиаторы связываются с руководителями спорящих компаний и, как показывает опыт, 4 из 5 руководителей соглашаются на встречу. «В ходе встречи медиатор должен уметь достать знания и варианты решения конфликта из головы собеседника», - уверен Е. Киселев. В итоге, как правило, находятся альтернативные и очень неформальные варианты разрешения споров, и обе стороны уходят удовлетворенными. И еще один очень интересный факт: в ряде случаев руководители или владельцы компаний даже не подозревали, что фирма находится в стадии арбитражного разбирательства - это юридические службы оправдывали свое существование и зарплаты и судились по любому поводу.

Что касается исполнения медиативных соглашений, то они добровольно исполняются сторонами на 95%, тогда как судебные решения исполняются не более, чем на 15%. Поэтому имеет смысл ввести в судебную процедуру предварительную встречу с медиатором.

Реформа в стройке – компании в судах

О том, что в ближайшее время и судам, и медиаторам может существенно добавиться работы в связи с очередной реформой в строительной отрасли, всерьез заявил председатель Комитета по градостроительству МКПП (Р), председатель Совета СРО Союз «МООСС» Михаил Викторов. Переход на проектное финансирование строительства жилья, и особенно неясность и неурегулированность большинства внутренних процедур, отсутствие практически всех методических документов способно породить десятки тысяч споров и судов между застройщиками, подрядчиками, дольщиками, банками, органами госвласти и далее по цепочке, поскольку участников жилищного строительства очень много.

И это при том, что экономика строительства находится в плачевном состоянии: рентабельность отрасли сейчас составляет около 1,8% - это ниже сельского хозяйства и «Почты России». Дополнительные расходы на введение эскроу-счетов и получение проектного кредита от банков составят минимум 10%, то есть рентабельность отрасли уйдет в глубокий «минус». Кроме того, доходы, а, следовательно, покупательская способность граждан, падают уже пять лет подряд. То есть для реформы жилищного строительства выбран самый неудобный и тяжелый момент.

Уже сейчас можно прогнозировать, что многие стройки, особенно в регионах, остановятся – а значит, появятся новые обманутые дольщики. Остановка стройки – это банкротство компании, а значит, суды с подрядчиками и теми же дольщиками. Зачем было ломать налаженный механизм долевого строительства жилья, неясно – из 10 млн кв. м жилья, построенных в рамках 214-ФЗ о долевом строительстве, приостановлено или законсервировано всего 0,038% домов. Обманутые дольщики появились из-за сомнительных схем, таких как ЖСК или коммандитные товарищества. Но под громкие крики действительно пострадавших людей сломали механизм, который позволял гражданам приобретать жилье.

«Строительная отрасль - в кризисе и судах», - заявил Михаил Викторов, и при этом ситуация будет только усугубляться. В ближайшее время под угрозой остановки – 15 млн кв. м строящегося жилья, в основном в регионах, в которое уже вложены деньги дольщиков. Только теперь в обмане нужно будет винить не застройщиков, а государство, затеявшее реформу.

Так что для развития альтернативных внесудебных процедур появляется все больше возможностей и оснований.

Лариса Поршнева

 

Этот материал опубликован в мартовском номере Отраслевого журнала «Строительство». Весь журнал вы можете прочитать или скачать здесь.

 

Анонсы
25 сентября 2019 года, Санкт-Петербург.
Х Всероссийская конференция «Российский строительный комплекс: повседневная практика и законодательство»
• • •
1 августа - 15 октября
Международный профессиональный конкурс на лучший проект
• • •
21–23 октября 2019. Москва, Экспоцентр
Третья Международная выставка BUILD SCHOOL 2019
• • •
21 - 24 октября 2019. Москва. Экспоцентр,
Международная специализированная выставка ТЕХНОФОРУМ
• • •
24 - 27 октября 2019. Крокус Экспо, павильон 2, зал 7
Специализированная выставка «Деревянный дом. Осень – 2019»
• • •
29 - 31 октября 2019 ЦВК «ЭКСПОЦЕНТР» , Москва
Национальная китайская выставка машиностроения и инноваций China Machinery Fair 2019
• • •
29 октября - 1 ноября 2019.
VI Международный форум и выставка высотного и уникального строительства «100+ Forum Russia»
• • •
1 ноября 2019 года. Москва. Центр международной торговли
Форум «Управление и контроль строительства»
• • •
21 ноября 2019 года. Москва. Гостиница «Park Inn Прибалтийская»
XVII Международный конгресс «Энергоэффективность. XXI век. Инженерные методы снижения энергопотребления».
• • •
26 ноября, Москва
VII Московский международный инженерный форум!
Вышел новый номер журнала Строительство!
скачать журнал
нет, спасибо