ИнформацияАналитикаПубликацииПроектыЗаконыПерсоныИнвестицииФотоВидео
Владимир Пехтин: «Выборы» в НОСТРОЕ прошли в интересах исполнительной дирекции
18.04.2019

Владимир Пехтин: «Выборы» в НОСТРОЕ прошли в интересах исполнительной дирекции

В Национальном объединении строителей завершается избирательная кампания на пост президента НОСТРОЙ – во второй раз делегаты Съезда будут не выбирать из многих кандидатур, а одобрять или нет одного кандидата. Советник компании РУСГИДРО Владимир Пехтин не смог преодолеть мощный заслон в виде окружных конференций и снял свою кандидатуру. Владимир Алексеевич решил поделиться с АНСБ своими впечатлениями от методов, которыми была проведена избирательная кампания:

- Владимир Алексеевич, чуть больше месяца назад компания РУСГИДРО и ряд саморегулируемых организаций выдвинули Вас в качестве кандидата на пост президента Национального объединения строителей. Однако 5 апреля Вы сделали заявление о том, что считаете невозможным для себя в сложившейся ситуации дальше участвовать в этой кампании. Что случилось? Чем вызвано такое решение?

- Я думаю, что в своем обращении я достаточно четко изложил, почему выхожу из предвыборной гонки. Это, так сказать, внешняя сторона вопроса. Но есть и внутренняя «кухня» всего того, что сейчас происходит в НОСТРОе, и впечатления у меня однозначные: все это не поддается никакой оценке здравомыслящего человека. Я вступал в предвыборную кампанию с искренними и чистыми намерениями - с одной стороны, я как человек этой системы знаю изнутри все ее беды и проблемы, а с другой стороны, я все-таки смотрю на все эти процессы немного со стороны. И в этом, как мне казалось, заключалось мое преимущество. Я как строитель привык оценивать людей по их действиям и поступкам, ставить перед собой конечную цель и честно и сознательно к ней идти. А в кампании по выборам президента Национального объединения строителей на первое место вышла не конечная цель  - успешная работа и развитие НОСТРОя, а сохранение действующего статус-кво.

Да и  началась вся кампания с откровенного подлога, когда было объявлено, что кандидатуру Антона Глушкова поддержали вице-премьер Виталий Мутко и министр строительства Владимир Якушев. Подавал информацию в таком ключе чрезвычайно активный член Совета НОСТРОЯ и десятка других советов и организаций, в том числе экспертных и общественных, Антон Мороз. А ведь такой поддержки в принципе не могло быть, руководители федерального уровня  по закону не имеют права ни выдвигать, ни поддерживать кого бы то ни было и никогда этого не сделают. То есть, началась спекуляция именами руководителей отрасли – и они об этом знают! Какое на этом фоне будет отношение к Антону Глушкову?  Зачем было это делать?

Ну, а в целом, как я понял, во всей этой кампании ключевую роль играет исполнительная дирекция НОСТРОЙ во главе с ее директором Виктором Прядеиным. Но почему так происходит? Почему решения о судьбе НОСТРОя принимают не руководители саморегулируемых структур – президент НОСТРОя и руководители СРО, а исполнительная дирекция, аппарат?

За четыре года, по моему мнению, Виктор Прядеин с командой создали в НОСТРОе «крепостное право». Я искренне уважаю и хорошо знаю президента Андрея Молчанова – он человек бизнеса, и к своей новой должности в НОСТРОе подошел как бизнесмен, выстраивая вертикаль подчинения и передоверяя свои текущие функции аппаратчикам. А исполнительный директор этим успешно воспользовался. И я понимаю, что многим руководителям СРО это не нравится, они не привыкли и не хотят так работать.

- Это можно понять, потому что изначально саморегулирование создавалось не как вертикаль подчинения, а как сообщество равных…

- Совершенно верно! И большая ошибка президента НОСТРОя была в том, что он начал назначать своих представителей в федеральных округах. Не выбирать, как раньше, на окружных конференциях, трансляторов интересов СРО данной территории в Совет, а именно назначать. Это уход от  прямого диалога руководства НОСТРОя со СРО - с народом не очень-то хотят разговаривать! А уполномоченному представителю президент или исполнительный директор дал команду – и тот в округе давит на СРО, стараясь ее выполнить.

И если эту ситуацию накладывать на нынешнюю избирательную кампанию, то в ней участвуют не Антон Глушков, не Андрей Молчанов и не СРО – ключевую роль играет исполнительный директор и его аппарат. Потому что по доверенности Андрей Молчанов передал все управление НОСТРОем в одни руки, и эти руки создали свою систему «опричников» и «крепостное право» СРО в регионах. И поэтому, когда в эту систему попадает человек со стороны, уверенный в том, что избирательная кампания должна идти по правилам и в интересах сообщества, он сталкивается с противостоянием именно исполнительной дирекции.

- С чем конкретно столкнулись Вы в ходе окружных конференций?

- Сразу скажу: я глубоко убежден, что Антон Глушков – хороший специалист, уважаемый руководитель, открытый человек, но он попал под влияние этой машины, и ее жернова Антона Николаевича «разотрут». И ему эта «медвежья услуга», когда аппарат начинает «строить» руководителей региональных СРО, стращать, пугать и вынуждать их голосовать на конференциях вопреки своим убеждениям, будет еще очень долго отзываться.

И это не голословное утверждение -  руководители СРО Юга России, которые выдвинули мою кандидатуру, перед окружной конференцией меня предупредили, что координатор НОСТРОя по ЮФО Тутаришев заявил: у нас команда  - Пехтина не пускать, и мы его не пустим. И нас физически  не пускали на конференцию, останавливали в дверях! Более того, ко мне в Краснодаре подошел г-н Прядеин с претензией: зачем я участвую в выборах, зачем мне все это надо и на что я рассчитываю? Это что за вопросы? Что за отношение к кандидату в президенты, выдвинутому второй по капитализации мировой компанией РУСГИДРО, со стороны руководителя технической структуры, которая должна просто исполнять поручения? В итоге я просто хлопнул дверью и ушел с конференции.

К чести Антона Глушкова, он попытался снять конфликтную ситуацию, и я смог высказать ему свое мнение обо всей этой «клоунаде». Я ему прямо сказал, что я как кандидат со своим политическим опытом, знаниями, опытом работы на стройках был бы для него очень интересным противником. Чего он боится? На Съезде голосование тайное, мы бы представили свои программы, и он вполне мог бы выиграть в ходе нормальных, достойных выборов. И это даст ему возможность потом принимать любые решения, это повысит его авторитет и влияние. А сейчас что? Получается, что если бы не аппарат во главе с Прядеиным, А.Н. Глушкова бы не выбрали? Это не так, но этот шлейф будет тянуться за Антоном Николаевичем все 4 года его президентства.

Еще один момент – продавливание открытого голосования за кандидатов на окружных конференциях. Мы видели, что многие люди хотели голосовать тайно, но им не дали, а перед лицом «начальства» никто не хочет подставляться. В руководителях СРО живет страх перед исполнительной дирекцией. Это разве нормальная ситуация?!

Так что после окружной конференции Южного федерального округа я понял, что в таких условиях вести предвыборную кампанию не буду и не хочу, и сделал соответствующее заявление. Я не собираюсь терпеть унижения от бывшего работника консалтинговых компаний, который занимался реформированием дочерних компаний РАО ЕЭС России ровно в те времена, когда там работал Михаил Абызов.

- Чем Вы можете объяснить такое поведение исполнительной дирекции?

- Я твердо убежден, что Виктор Прядеин просто боролся за то, чтобы все осталось по-прежнему, и дирекция могла все так же вольно распоряжаться 700 миллионами рублей ежегодного бюджета.

Я думаю, что дирекции очень не хочется, чтобы пришел новый человек и, во-первых, начал разбираться, как и на что тратились сотни миллионов рублей, а во-вторых, поменял всю систему исполнительной работы НОСТРОя. Сегодня работники исполнительной дирекции забыли про СРО в регионах, про то, для чего они созданы и чем должны заниматься. Имея огромный бюджет, НОСТРОЙ, руководимый Виктором Прядеиным, перестал работать на строительное сообщество и утратил все политические и общественные позиции. И я боюсь, что они не дадут эффективно работать и новому президенту НОСТРОя. Ему нужно расставаться с этим багажом, потому что теперь спрос будет с него, и ему отвечать за все.

22 апреля будет съезд и якобы выборы – а из кого выбирать, если поляна зачищена еще на этапе окружных конференций? И неужели руководители СРО не понимают, что такими своими решениями они дали этим людям карт-бланш делать с ними все, что угодно? То есть, они сами предрешили свою судьбу, и она может быть весьма «печальной». Слушать СРО и впредь никто не будет, хотя я все-таки очень надеюсь, что Антон Глушков попытается эту ситуацию изменить.

В общем, из хорошей, честной предвыборной кампании, которая дала бы легитимность выигравшему президенту, устроили «шоу театра одного актера» в лице исполнительной дирекции НОСТРОЯ. Конечно, если будет необходимость, я помогу Антону Глушкову в его работе на новом посту, но я очень сожалею, что НОСТРОЙ потерял еще один шанс на то, чтобы занять ключевое место в строительной отрасли.

Елена Шинкоренко

 

Вышел новый номер журнала Строительство!
скачать журнал
нет, спасибо