ИнформацияАналитикаПубликацииПроектыЗаконыПерсоныИнвестицииФотоВидео
НОСТРОЙ и СРО должны стать площадкой для взаимодействия власти и бизнеса
15.10.2019

НОСТРОЙ и СРО должны стать площадкой для взаимодействия власти и бизнеса

На Х Всероссийской конференции «Российский строительный комплекс: повседневная практика и законодательство», которая состоялась 25 сентября в Санкт-Петербурге в рамках Северо-Западного форума «Устойчивое развитие», президент НОСТРОЙ Антон Глушков представлял позицию строительного бизнеса по многим злободневным вопросам. По окончании конференции Антон Глушков поделился с журналом «Строительство» своей оценкой сложившейся ситуации и перспективами дальнейшей работы:

- Антон Николаевич, на конференции было поднято много вопросов, касающихся устойчивого развития, – от развития экономики и решения экологических проблем до задач по повышению производительности труда, подготовки строительных кадров и обсуждения проблем застройщиков при переходе на эскроу-счета. Что вы для себя вынесли как самое главное для строителей, и какие задачи считаете в связи с этим важными для НОСТРОЙ на ближайшие годы?

- Строительному комплексу устойчивое развитие пока только снится, правильнее говорить об устойчивом существовании. Чтобы строитель мог думать об экономике, он должен видеть пул своих проектов и объектов на ближайшие три года. Иначе построить финансовую модель бизнеса и привлечь квалифицированных специалистов не представляется возможным. И задача всех нас – и общественных организаций, и органов государственной власти, которые оказывают воздействие на строительную отрасль, - помочь застройщикам сформировать правила, на основе которых они смогут ритмично работать.

Очень часто Национальное объединение строителей критикуют за то, что мы заботимся о застройщиках, а остальных строителей не видим. Это не так. Мы рассматриваем всю строительную отрасль, но 80% частных инвестиций и объемов - это жилищное строительство, причем это не только компании-застройщики, а огромное количество субподрядных организаций, которые живут благодаря строительству многоквартирного дома. Там, где экономика более развитая, застройщики быстро адаптировались к последним изменениям в законодательстве и с банками взаимодействуют уже на равных. В тех регионах, где не такая большая активность, мало застройщиков и нет прямого контакта с банками, выстроить отношения пока очень трудно.

Совершенно очевидно, что к концу 2020 года почти все застройщики перейдут на проектное финансирование. Тем, кто не сможет, придется уйти с рынка. В ближайшие полгода нужно разработать методику, по которой застройщики смогут легко и быстро получать проектное финансирование. Кроме того, нужна стандартная цифровая модель, позволяющая в одинаковой форме подавать документы в банк. Сейчас ряд кредитных организаций уже пошли по этому пути, разработана скоринговая форма заполнения заявки с параметрами объекта, и банк быстро отвечает, даст ли он на этот объект проектное финансирование. Это позволяет застройщикам более спокойно работать.

Второй блок вопросов, который нужно решить, - это госзакупки. 10-15% объектов в каждом регионе строятся в рамках госзаказа. Долгое время индексация первоначальной стоимости работ давала цену ниже реальной. Пока рынок это терпел и строительные компании за счет прибыли на коммерческих стройках нивелировали убытки на госзаказе, этот механизм работал. Сейчас строители подошли к критической черте – в разных регионах России появилось большое количество несостоявшихся торгов, на которые не заявился ни один участник. Этим обеспокоены и губернаторы, и профильное министерство, так что работа по актуализации базисно-индексного метода, проведенная Минстроем России, была крайне необходима. Причем это не пересчет старого индекса, а новая методика расчета цены. В рамках подписанного с Минстроем России трехстороннего соглашения НОСТРОЙ оказывает содействие в части хронометража и разработки новых индексов на новые виды работ, а Главгосэкспертиза делает соответствующие расчеты. Сейчас практически ежедневно подписываются новые индексы, что позволяет вовлечь в оборот 10-15% объемов строительства, которые сейчас лежат мертвым грузом.

И, наконец, появилась надежда, что компании, выполняя госзаказ, не обанкротятся. Ведь сейчас цифра пугающая – за год количество банкротств компаний-застройщиков  увеличилось в полтора раза. И это ни в коем случае не является результатом последних изменений законодательства или недобросовестности самих строителей. Все дело в том, что реальные затраты даже у самых финансово устойчивых и грамотных компаний не позволяют им вовремя достроить объект за те деньги, которые они заложили в начале строительства. А после того, как торги состоялись, никакого перерасчета стоимости строительства из-за инфляции или удорожания стройматериалов не предполагается. Более того, методика расчета цен при базисно-индексном методе предполагала мониторинг 20-30 видов стройматериалов, а остальные просто экстраполировались в зависимости от колебаний рынка. Но такая экстраполяция удобна в статистике и очень неудобна для реальной стройки.

Конечно, и коллегам-строителям есть над чем поработать. Если стройка в части строительно-монтажных работ прогнозируема, то в части организации процессов, построения финансовых схем, решения маркетинговых задач навыков у большинства строительных компаний нет. Строители научились быстро и качественно строить, но администрировать процесс строительства не умеют. Нужно учиться продавать себя, продвигать свою продукцию, работать с финансами и кадрами и грамотно планировать строительство объектов. Поэтому в ближайший год мы все вместе, в том числе Нацобъединение строителей, намерены помочь строителям правильно администрировать процессы, чтобы служба маркетинга была не для галочки, а для реальных продаж и влияния на рынок.

- А как вы видите роль СРО в этих процессах?

- С сожалением должен отметить, что сегодня СРО так и не погрузились в проблематику реального сектора строительства. Мне очень хочется, чтобы через некоторое время все начали говорить на одном языке и работать в одном направлении.

Вопросы, стоящие перед саморегулируемым сообществом, понятны – это сохранность самих СРО, решение судьбы тех СРО, которые частично утратили свой компфонд, внедрение независимой оценки квалификации на базе саморегулируемых организаций. Но нужно, чтобы коллеги из системы саморегулирования жили и проблемами строителей, тем более что благополучие СРО напрямую зависит от благополучия строителей.

Проблема СРО не в том, что строители вдруг «испортились», перестают заниматься строительным бизнесом и платить саморегулируемой организации членские взносы. СРО должны понять, почему так трудно живет строительный бизнес, и постараться ему помочь. У застройщиков возникли проблемы с банками при предоставлении проектного финансирования – значит и СРО, и сообществу нужно собраться, поговорить, выработать свою позицию и затем ее отстаивать. Вполне резонно, что строителям нужна поддержка, и СРО должна стать тем крепким плечом, о которое строители смогут опереться и выработать программу действий. Потому что других реально работающих в регионах России общественных организаций нет. Где-то остался Союз строителей, но объединить все строительные компании может только СРО.

СРО в регионе должна брать на себя образовательную и объединительную функцию, функцию медиатора, если хотите. У нас есть позитивные примеры, когда СРО в регионах превращается в деловой клуб строителей, где можно обсудить и решить свои проблемы. И это правильный путь – строители судят о работе и нужности СРО по тому, может она им чем-то помочь или нет. Сейчас роль СРО как медиатора не очень высокая. И как президент НОСТРОЙя ставлю перед собой и коллегами задачу добиться того, чтобы СРО и Национального объединения строителей в общественном пространстве стало больше, чтобы нашу работу видели и с нами считались.

Соглашения, которые НОСТРОЙ подписывает с губернаторами регионов, также служат укреплению СРО. На подписании всегда присутствует руководство региональных саморегулируемых организаций, и СРО и власть хотя бы видят друг друга! После подписания таких соглашений все СРО получают очень неплохие «дивиденды» - их включают в общественные советы, им пишут запросы, с ними советуются и считаются. Мы хотим, чтобы СРО в регионе стала полноправным участником строительных процессов и переговорной площадкой, где можно решить большинство проблем регионального масштаба. Конечно, в чистом виде эта функция СРО не прописана, но, если смотреть на перспективу, любая саморегулируемая организация заинтересована в том, чтобы в ее рядах состояли добросовестные, надежные члены. А для этого нужно им помогать.

- До Всероссийского съезда строительных СРО осталось два месяца. С чем вы пойдете на это съезд?

- Есть ряд проектов, начатых в соответствии с наказами коллег. Все, что было высказано в предвыборную компанию, сейчас находится в стадии реализации. Очень надеюсь, что в ближайшее время сдвинутся с места два законопроекта, над которыми работал НОСТРОЙ. Это поправки в Градостроительный кодекс, касающиеся деятельности строительных компаний на рынке жилья. Законопроект полностью подготовлен НОСТРОЙ, и мы очень ждем его принятия. Второй документ касается «желтой зоны» СРО. Сейчас уже не осталось СРО – злостных нарушителей, и теперь предстоит разобраться с теми саморегулируемыми организациями, которые либо потеряли средства компфондов в лишенных лицензии банках, либо у них есть другие нарушения. Основная проблема связана с тем, что эти статьи стали частью законопроекта о негосударственной экспертизе, который вызывает большие сомнения и полемику. Сейчас мы принимаем политическое решение: идти отдельным законопроектом или дождаться, что произойдет с законом о негосэкспертизе. Для меня это самые злободневные проблемы, и хочется, чтобы к съезду был хоть какой-то промежуточный результат.

На Съезде мы подведем итоги работы за год. У нас активно работают Экспертный совет, Научно-консультативная комиссия и Технический совет. Что касается роли Национального объединения  строителей в общественном пространстве – здесь мы сделали даже не шаг, а два шага вперед. Профильный вице-премьер и министр строительства принимают участие во всех наших ключевых мероприятиях, а сам НОСТРОЙ стал фильтром для нормативных документов, и с нашей позицией считаются власти.

Обязательно обсудим на Съезде перспективы перехода к обязательной независимой оценке квалификации – здесь позиции НОСТРОЙ и Минстроя России совпадают.  Да, мы хотим, чтобы независимая оценка квалификации стала обязательной в строительной отрасли и чтобы члены Национального реестра специалистов обязательно ее проходили. Конечно, все, кто об этом первый раз слышит, воспринимают это как дополнительную нагрузку на бизнес. Но мы должны попытаться доказать, что независимая оценка квалификации нужна, в первую очередь, работодателям. Это залог их спокойной и качественной работы. Высокая квалификация - это не только уровень знаний, но и производительность труда, грамотность принимаемых решений, это вопросы безопасности и жизни строителей. Организаторы строительства – седьмой уровень квалификации – это же элита строительного комплекса. И если мы не уверены, что наша элита сможет сдать экзамен и не соответствует необходимому уровню, я тогда боюсь ходить по улицам. Давайте не будем ждать, когда начнут рушиться здания!

Понятно, что это будет тяжело приживаться – любое нововведение воспринимается настороженно. Но напомню, что до недавнего времени у нас было обязательное повышение квалификации. Другой вопрос, насколько формально или неформально оно проводилось. Но эта конструкция была всегда, потому что все понимали, что любой специалист, который с определенной периодичностью не получает новых знаний и не готовится к экзаменам, неизбежно деградирует. Специалист должен подтверждать свою профпригодность, потому что строители управляют источниками повышенной опасности. Неправильно построенное здание представляет большую опасность для всех, и специалист, который принимает ответственные решения, должен обязательно подтверждать свой статус.

Задача Нацобъединения – построить прозрачную систему независимой оценки квалификации, исключающую продажу удостоверений. Уверен, что у нас получится это сделать, тем более что технический прогресс нам в этом очень сильно помогает.

- И последнее, о чем хотелось бы поговорить – это судьба СТО НОСТРОЙ. Судя по решению Совета НОСТРОЙ, затевается глобальная ревизия всего, что наработано за 10 лет?

- Да, мы приняли именно такое решение. Напомню, что основная задача, которая была поставлена Техническому совету с первого дня его работы, - это даже не разработка новых документов, а ревизия всего, что наработано за десять лет. У нас же есть полярные мнения: то мы разрабатываем стандарты и считаем, что это хорошо, то мы не разрабатываем стандарты, потому что они никому не нужны. Но правда где-то посередине. Далеко не все документы, которые сделаны, бросовые – большинство из них очень неплохого качества.

Есть мнение, что СТО НОСТРОЙ должны стать обязательными. Но я считаю, что прежде всего они должны стать полезными работодателю или строительной компании, тогда их будут применять по факту. В ближайшее время мы опять поедем в Финляндию и опять вспомним карты RATU. Они не обязательные для применения, но каждый финский строитель ими пользуется. Потому что они удобные, и рабочему не нужно ничего объяснять, а следует только показать карту производства работ – очень четкую и понятную.

Нам тоже нужно сделать такие «веселые картинки», чтобы они реально помогали строительным компаниям строить быстро и качественно. Зачем рабочему объяснять правила укладки плитки, когда он может посмотреть всё это на планшете или компьютере, причем не один раз? И тогда не нужно будет никого агитировать – все будут брать и пользоваться СТО НОСТРОЙ. Поэтому мы за 3-4 месяца проведем ревизию СТО НОСТРОЙ, и у нас должно получиться три категории документов: СТО, содержание которых нас полностью устраивает, СТО, которые по каким-то причинам не нужны или слишком устарели, и СТО, требующие актуализации. Как только мы эти три группы получим, станет понятен масштаб работ, тогда и решим, что с этим делать. А отказаться раз и навсегда от этой работы – это неправильно.

Лариса Поршнева

Фото: А.Торба
 

Вышел новый номер журнала Строительство!
скачать журнал
нет, спасибо