ИнформацияАналитикаПубликацииПроектыЗаконыПерсоныИнвестицииФотоВидео
Build School-2019:<br />
недетские проблемы<br />
детских учреждений
24.11.2019
Выставки

Build School-2019:
недетские проблемы
детских учреждений

Участники выставки Build School-2019 считают, что правила школьного строительства следует приблизить к жизни

Гран-при опять уехал за рубеж

На каждой выставке Build School наглядно видно, как много людей интересуется строительством образовательных учреждений. Среди участников и посетителей были архитекторы, проектировщики, региональные министры, менеджеры, педагоги — всех не перечислишь. В выставке участвовали представители семи стран.

Build School организована Российским и Московским Союзами архитекторов и проходила в третий раз. Поводом к ее появлению послужила федеральная программа «Школа 2025», нацеленная на ликвидацию дефицита учебных мест в стране. О том, что школ в стране не хватает, говорится на самом высоком уровне.

В архитектурном разделе демонстрировались как построенные объекты, так и проекты. Последних было больше. Но Гран-при вручается только за постройку. Как и в прошлые годы, главная награда выставки уехала за границу. На этот раз — в Армению. Гран-при получила центральная школа в городе Дилижане.

 

Стройматериалы интерес не вызывают

Сам выставочный зал как бы возвращал посетителей в детство. Были оформлены показательные детские площадки с качелями. И людям это нравилось. Качели оказались все время заняты: взрослые мужчины проводили здесь деловые переговоры. И с грустью поглядывали на разноцветных лошадок. Чувствовалось, они не прочь их оседлать, но, увы, вышли из походящей весовой категории.

Кроме архитектурных работ были представлены разнообразные материалы, оборудование, техника, — все то, что необходимо современной школе. Как и на всякой выставке, на Build School сформировался постоянный контингент участников. Уже третий год подряд мы видим одни и те же компании, предлагающие системы отопления, школьную мебель.

А вот строительные материалы, увы, не приживаются. Представлены они были в основном отделочными материалами. Скажем, компания «Пиастрелла» (Свердловская обл.) привезла плитку для облицовки стен и покрытия полов из натуральных компонентов. Комбинат «Волна» (Красноярск) предлагал плиты для облицовки фасадов, сайдинг.

Из года в год охотно приезжают известные мировые бренды в надежде завоевать наш рынок. А большинство наших компаний, побывав один раз, больше здесь не появляются.

Похоже, представители стройиндустрии не видят большого смысла в своем присутствии на выставке. Видимо, среди посетителей бывает мало лиц, по-настоящему заинтересованных в их продукции. В рамках деловой программы были организованы презентации самых современных материалов. И они собрали меньше слушателей, чем обсуждение работы школьной библиотеки или тенденций в дизайне детских садов.

Для школ, представьте, места нет

Строительство школ в рамках Федеральной программы идет с 2016 года. По заявлению одного из участников выставки, Дирекции «Школа 2025» (цитируем) «к 8 ноября сего года введено в эксплуатацию 149 454 места в 203 школах, запанированных к реализации в 2016 — 2019 гг.». 

Если учесть, что программой предусмотрено создание к 2025 году 6,6 млн новых учебных мест, становится очевидно, что основная работа еще впереди. И даже не мешает со строительством поторопиться.

Но ускорить строительство проблематично, говорили участники круглых столов, проведенных в рамках деловой программы выставки.

Школы строятся по новым правилам, определенным той же Федеральной программой. В соответствие с ними возводятся здания не выше трех этажей, с отдельными входами для начальных и старших классов, с просторными помещениями и широкими лестницами, спортзалами (иногда не одним) и т.д. Такие великолепные школы можно было видеть в архитектурном разделе выставки. Один нюанс: строить так удается только в «чистом поле», то есть на просторных участках. А в школах нуждаются в основном густо застроенные городские микрорайоны.

Поиск свободной земли в городах занимает месяцы, а иногда и год. «В Тюмени подошли не больше четверти из предложенных участков, — рассказала Анна Букина, руководитель проекта по строительству объектов СКБ ГК «ПИК». — На них можно построить хоть что-то. Но далеко не всегда получается вписать новое здание в существующую архитектурную застройку».

Конечно, грамотный архитектор в состоянии разместить полноценную школу и на ограниченном пространстве. Но только проект не будет утвержден, как не отвечающий нормативным требованиям.

В последние десятилетия в городах активно строили жилье, торгово-развлекательные центры. Про школы не очень-то вспоминали. Вот для них места и не осталось. Сейчас урок пытаются учесть. В Госдуме РФ предлагают ввести для градостроительных территорий (районов, микрорайонов) нормы социальных объектов соразмерно количеству проживающего там населения. Тогда и для школ место появится. А пока что делать?

 

Обойтись участком поменьше

Нужно приводить нормы и правила в соответствие с реальной жизнью, считают проектировщики и девелоперы.

Необходимо снизить требования к размерам земельного участка. Это можно сделать не в ущерб учебному процессу. В каждом случае будет свой вариант решения. Например, «поднять» здание выше трех этажей. Или разместить вспомогательные помещения в цокольном этаже. Цокольный этаж — не подвал столетней давности. Благодаря современным инженерным системам там поддерживаются нормальные воздухообмен, освещение. Много места занимают спортплощадки. В крупных европейских городах их все чаще размещают на кровле школьного здания. Как альтернатива — занять детей теми видами спорта, которые не требуют большой площади.

И, похоже, пора отвыкать от гигантомании. Местные руководители заказывают проекты на 1100, 1500, а иногда и свыше 2000 ученических мест. Попробуйте найти в наших микрорайонах для них свободные участки.

«В Европе таких гигантских школ нет, — говорит Галина Яновская, заместитель начальника отдела Роспотребнадзора. — Если они и встречаются, то в виде отдельного городка — с несколькими пищеблоками, спортзалами и так далее».

 

Роспотребнадзор ждет предложений

Третий раз проходила выставка, и третий раз в рамках деловой программы обсуждались нормы для строительства школ. Первые два раза разговор был бурным. Девелоперы и проектировщики с одной стороны, и представители Роспотребнадзора (от лица государства), с другой, яростно отстаивали свои, прямо противоположные, точки зрения. Иногда даже не выслушав толком друг друга. Казалось, они не договорятся никогда.

Но нынче Евгений Голубенко, генеральный директор инженерного центра «АТОМИК» сообщил: по итогам прошлых обсуждений в нормативные документы внесены изменения, мнения застройщиков учтены. В частности, смягчены нормы по инсоляции. До конца года должны утвердить норматив, позволяющий строить школьные здания выше трех этажей. Его уже давно ждут проектировщики.

Обсуждение норм продолжалось и в этот раз. Теперь речь идет о том, чтобы подкорректировать коэффициент естественной освещенности (КЕО). Нынешние значения в условиях плотной городской застройки выдержать нереально. Хоть не строй тут школы вообще.

Сегодня строительные технологии могут нивелировать абсолютно любой негативный фактор окружающей среды, считает Евгений Голубенко. Люди давно научились улучшать освещение за счет искусственного света. А нормы освещенности принимались в то время, когда лампы были другими.

Говорили о корректировке и других норм. Но разговор уже шел спокойный, конструктивный. Люди учатся слушать друг друга. И представители застройщиков, и представители Роспотребнадзора пришли к выводу, что резкие движения тут не нужны, поскольку речь идет о здоровье детей.

«Сейчас идет регуляторная гильотина, в рамках которой все нормативные документы будут пересмотрены до 1 января 2021 года, — сообщила Галина Яновская. — Роспотребнадзор принимает все предложения и замечания.

Как будут выглядеть новые нормы? Скорей всего, это будет документ из нескольких разделов: сами нормы и правила, к ним будут прилагаться нормативы и методические рекомендации».

 

Туям нормы не указ

В ходе дискуссий звучали примеры, после которых возникал вопрос: а на каком основании разрабатываются те или иные требования к проектам и строительству? По словам Анны Букиной, однажды от их компании потребовали огородить спортплощадку у школы туями высотой 8 метров, — чтобы жителям соседних домов не мешал шум. Требовали до тех пор, пока не выяснилось, что туи в принципе не вырастают выше 6 метров.

В Санкт-Петербурге приняли решение — в каждой новой школе должен быть бассейн, рассказала Галина Яновская. Бассейн — это хорошо, только для него требуется дополнительное место. Теперь в некоторых микрорайонах города школы вообще не получается строить. Для бассейна не хватает свободной земли, а без бассейна— нельзя.

В вузовский образовательный стандарт внесли обязательные прыжки в длину. Для них нужны прыжковые ямы. Оказалось, что у вузов нет прыжковых ям, и соорудить их повсеместно, тем более быстро, весьма проблематично. Между тем, за несоблюдение образовательного стандарта у вуза могут отобрать лицензию.

Так и хочется позвать авторов! Пусть покажут себя те, кто эти требования придумал.

 

Деньги тратятся впустую

А еще есть норматив цены строительства, говорит Олег Рубцов, директор Института строительства и ЖКХ Высшей школы экономики. Норматив применяется к проектам, которые разрабатываются на средства бюджета. И является очень большой головной болью.

Сегодня стремление сэкономить — наше всё. То, что можно закладывать в девелоперские проекты, из бюджетных проектов госэкспертиза безжалостно вычеркивает — дескать, слишком дорого. Специалисты подсчитали, строителям школ надо уложиться в 40 тыс. рублей за квадратный метр. Скудная сумма. В регионах компаниям предлагают строить жилье без отделки по 35 тыс. за квадратный метр. И они при такой цене нередко разоряются. А тут современная школа, нашпигованная инженерными системами.

Для сокращения расходов на строительство опять-таки следует пересмотреть нормативы школьной площади, считает Евгений Голубенко. Он рассказал, что их компания с помощью теплограммы провела исследование школьных зданий, построенных в 2017 году. Теплограмма показала: 40% школьного пространства используется не более 15 минут в день или не используется совсем. Другими словами, 40% столь дефицитных денег потрачены впустую.

По нормативу у нас на одного ученика приходится 24 кв. метра. Мировая практика — 12 кв. метра, которых вполне хватает для нормального обучения. Не лучше ли и нам сократить норматив площади, а сэкономленные средства направить в образовательный процесс?

 

Типовые решения, а не типовые проекты

Сейчас проектировщикам настоятельно рекомендуют ориентироваться на реестр экономически эффективных проектов, который ведет Минстрой России. Нужна школа на 1100 мест? Есть такая в реестре? Вот и берите ее за образец.

На самом деле каждое здание индивидуально. Стоимость строительства той же школы на 1100 мест зависит от десятков факторов. Имеет значение регион (Красноярский или Краснодарский край — две большие разницы), рельеф местности, сейсмика, количество начальных и старших классов и т.д. и т.п. Так что сравнение бессмысленно. Но доказать это госэкспертизе крайне трудно.

Олег Рубцов предлагает реестр экономически эффективных проектов отменить. И перейти к разработке типовых проектных решений, что и ускорит, и удешевит строительство. Внимание! Не типовых проектов, которые привели к появлению в 70 — 80-е годы прошлого столетия сонма зданий-близнецов. Речь идет о типовых блоках школы — начальных классов, библиотек, спортзала и др. Проектировщик будет «собирать» из них школьное здание. Вариантов такой «сборки» — великое множество. Повториться будет сложно. Зато можно создать уникальные объекты.

У Олега Игоревича есть программа внедрения типовых решений в жизнь. Тем, кто хочет знать на эту тему больше, будет интересно с ним поговорить.

 

Дайте инвесторам льготы

Часть школ строится на средства инвесторов. Руководители регионов надеются, что их роль в программе будет возрастать. Но ни кнута, ни пряника для этого пока не существует.

Сами инвесторы признают: ни один из нормативных документов не говорит о том, что они обязаны строить школы бесплатно. Нет и документа, который поясняет, кто должен эксплуатировать построенный ими объект.

В чем же состоит коммерческий интерес инвестора при строительстве школы? Затраты ему не возвращаются.

Чаще всего звучит обтекаемый ответ: осознаем свою ответственность перед обществом. Или — для детей ничего не жаль. (Такие же объяснения звучали и на выставке.) Но мораль не относится к экономической категории. Не удивительно, что инвесторы не очень-то торопятся входить в Программу.

Участие инвестора в государственной программе обычно называют государственно-частным партнерством. Непосвященному человеку трудно понять, в чем оно заключается в нашем случае. Партнеры на то и партнеры, чтобы обоим вкладываться в общее дело. Инвестор вложил свои деньги в строительство, а государство?

Есть подозрение, что вместо государства строительство школ частично оплачивают покупатели жилья, реализуемого тем же инвестором. Часть затрат на строительство школы застройщики могут включать в стоимость квартир. Но постоянно повышать цену на жилье рискованно, а иногда и невозможно — могут не раскупить.

«Мы являемся застройщиками в рамках комплексного освоения территорий, — говорит Юлия Чернец, руководитель проектов социальных объектов ГК «А101». — Строим много жилья и, соответственно, много социальных объектов. До 2035 года мы должны реализовать 16 тыс. мест в школах и 6 тыс. мест в детских садах. Над каждым объектом задумываемся: сделать его частным или отдать бесплатно? Но большая часть наших покупателей приобретает жилье за счет ипотеки. Они не в состоянии одновременно возвращать кредиты и оплачивать частные школу и детский сад. Мы были бы признательны государству, если бы оно рассмотрело возможность налоговых льгот за строительство таких объектов».

Государство прислушается к пожеланию застройщиков?

 

Елена БАБАК

Этот материал опубликован в ноябрьском номере Отраслевого журнала «Строительство». Весь журнал вы можете прочитать или скачать здесь.

Вышел новый номер журнала Строительство!
скачать журнал
нет, спасибо